Политика
№ 44 (119), 28 декабря 2018 г.

Удаление ферзей

Гойхман и Солонченко покидают думу Нижнего Новгорода

Удаление ферзей

Фото: stnmedia.ru

Буквально на днях поползли слухи, что у Солонченко проходят обыски. Буквально на следующий день Елизавета Солонченко приняла решение покинуть гордуму, и депутаты на последнем заседании ее отставку приняли.

Буквально перед Новым годом стало известно, что городскую думу Нижнего Новгорода покидает Елизавета Солонченко — ключевая фигура местного парламента, успевшая побывать и спикером, и мэром, и руководителем фракции «ЕР». Практически одновременно с Елизаветой Игоревной сложил полномочия депутата еще один «ферзь» — Алексей Гойхман, без малого 13 лет возглавлявший думскую комиссию по транспорту и вообще заправлявший транспортной сферой. Но Гойхмана и Солонченко объединяет не только скоропостижный уход и не только «маститость». Объединяет их также наличие достаточно разветвленного «семейного бизнеса» и интерес именно со стороны правоохранительных органов. Видимо, в сегодняшней политической ситуации шанс сохраниться есть не у тех, кто оказался в гордуме, а у тех, кто оказался вне ее.

Куратор детского питания

Как и многие депутаты, Солонченко успешно совмещает бизнес с деятельностью на благо города — ничего удивительного в этом нет. Удивляют лишь успехи, которых Елизавета Игоревна достигла на депутатском поприще.

Немного о бизнесе.

В настоящий момент наша героиня владеет одной-единственной «живой» фирмой (все остальные ликвидированы) — ЗАО «Торговый дом Крекер» (зарегистрирована на улице Геологов). Управляет этой фирмой бывший супруг Елизаветы Игоревны Алексей Зудин. Он же — генеральный директор 11-ти фирм («Град-сервис», «Продуктрегион», «Урожай», «Резерв-НН» и проч.) и учредитель 15-ти фирм («Лесное», «Должанский», «Урожай» и т. п.).

Даже названия этих ООО и ЗАО говорят о том, что они так или иначе связаны с питанием.

Сегодняшний супруг Елизаветы Игоревны Марк Солонченко — учредитель всего лишь двух фирм, к питанию отношения не имеющих — «Поселок» и «Бригантина».

Что же касается ликвидированных фирм, то наиболее крупной из тех, которыми «рулила» Солонченко (тогда еще Зудина), была фирма «ВКТ», зарегистрированная на той же улице Геологов и занимавшаяся «пищевкой».

Сюда же стоит добавить, что на улице Геологов, где зарегистрировано большинстве названных нами фирм, находится Нижегородская логистическая компания (НЛК). Это крупная организация, занимающаяся поставками питания в школы и детсады. Причем она выступала в разное время и как поставщик Единого центра муниципального заказа (ЕЦМЗ), и как организатор питания — наряду с ТД «Народный» депутата Пушкина и с тем же ЕЦМЗ.

Примечательно, что учредитель и директор НЛК — Евгений Тенилов — возглавлял ранее ЕЦМЗ. Он же — директор фирмы «Продлогистик», которую, по сведениям ИА «Нижний Сейчас» возглавлял ранее уже знакомый нам Алексей Зудин.

Таким образом, просматривается достаточно завуалированная связь между Елизаветой Солонченко и организацией школьного питания, в частности — ООО «НЛК» и МП «ЕЦМЗ». Это если опираться чисто на официальные источники. По неофициальной же информации, именно Солонченко, будучи депутатом гордумы, была куратором детского питания в муниципалитете — вплоть до того, что ЕЦМЗ был под ее негласным контролем.

Выборные таланты

Но это не единственный талант Елизаветы Игоревны. Будучи главой фракции «Единой России» в гордуме, именно она отвечала за выборы. Причем не только за думские. В частности, до недавнего времени Солонченко руководила региональным фондом реконструкции и развития, из которого поступали деньги в избирательные фонды кандидатов-единороссов (неизменно становившихся потом депутатами). И это лишь малая толика предвыборной алхимии, которой заправляла Елизавета Солонченко. Причем делала она это настолько успешно, что до недавнего времени ее всерьез рассматривали как кандидата на должность заместителя губернатора по внутренней политике. Но не сложилось.

Еще у нашей героини такие таланты, как бесконфликтность и неплохие управленческие способности. Это позволило ей возглавить «временное правительство», стать главой города — на тот период, когда городом должен был кто-то рулить, а Глеб Никитин не определился с «постоянным» мэром. То есть Солонченко — один из немногих политиков-управленцев, сумевших «встроиться» как в шанцевскую, так и в никитинскую систему.

Когда появился «единый» мэр Панов, Елизавета Игоревна незамедлительно и без какого-либо скандала сложила с себя полномочия главы города.

Но был фактор, который сгубил Солонченко как политика. Это, нам думается, как раз теневая причастность к организации школьного питания. А там, мягко говоря, шло не все гладко.

Торжество монополии

В конце прошлого года, как раз когда Солонченко была главой города, всплыла информация о том, что питание детей организовано вопреки закону и внутренним документам мэрии. По этим внутренним документам, чтобы получить почетное право кормить школьников, должен проводить конкурс. Вместо этого три организации (ЕЦМЗ, НЛК и ТД Народный) ежегодно занимались этой деятельностью без всякого конкурса — школы просто заключали с ними типовой договор о предоставлении помещений. При этом за школьное питание — как родительские, так и бюджетные (за льготников) фирмы просто забирали себе.

С конца прошлого года надзорные органы склоняли мэрию к введению конкурса в этой сфере. Мэрия не склонялась — и только осенью появилось положение о конкурсе.

Правда, все было сделано так, что победил ЕЦМЗ, причем питательным бизнесом он начал заниматься безраздельно. Таким образом, без конкурса получалась меньшая монополия, чем с конкурсом.

Таланты позволили Солонченко возглавить «временное правительство», стать главой города — на тот период, когда городом должен был кто-то рулить, а Глеб Никитин не определился с «постоянным» мэром

Причем вот именно в этом пунктике мэрия и ФАС «закусились»: муниципалы отказываются отменять итоги конкурса, в котором победил ЕЦМЗ, а надзорный орган настаивает на отмене. Видимо, их спор разрешит суд.

К этому добавлялись скандалы, связанные непосредственно с деятельностью ЕЦМЗ: то окажется, что из года в год там одни и те же поставщики, то колбасу закупят на родине нового директора (то есть в Тамбове), то школьники червяков в обеде найдут… В общем, сфера, в которой должно быть все четко, спокойно и качественно, оказалась одной из наиболее «надломленных».

Не будем утверждать, что Елизавета Солонченко причастна прям уж ко всем перечисленным выше эпизодам. Но если соединить официальную и неофициальную информации, станет ясно, что на мэрию (как раз в области школьного питания) она имела достаточно сильное влияние. А значит, прямо или косвенно все же причастна к неурядицам. И в этом, видимо, кроется причина недовольства новой власти, которая хочет, чтобы все было по-новому — честно, прозрачно и гладко. А тут — монополия на монополии…

Парламент уже не бережет

Ну, а недовольство свое новая власть проявляет весьма болезненными силовыми способами. Буквально на днях поползли слухи, что у Солонченко проходят обыски, связанные то ли с деятельностью ЕЦМЗ, то ли просто с косяками одной из перечисленных выше фирм.

Сама Елизавета Игоревна слухи эти не подтвердила, уточнив, что ни в гордуме, ни у нее дома никаких обысков не было. Может быть, речь шла просто о мероприятиях следователей в офисе одной из фирм, с которыми косвенно связана наша героиня?

Так или иначе, буквально на следующий день Елизавета Солонченко приняла решение покинуть гордуму, и депутаты на последнем заседании ее отставку приняли.

То же самое — ну, почти то же самое — произошло и с Алексеем Гойхманом. У него тоже есть разветвленный семейный бизнес, плотно связанный с транспортной сферой — той самой, которую он курировал в гордуме. И в этой сфере, как назло — скандал на скандале. В конце концов, когда Гойхман потребовал от области компенсации выпадающих доходов, в отношении одной из семейных фирм было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов. Алексей Липович почувствовал себя неуютно и… покинул гордуму.

Городской парламент больше не оберегает тех, кто лишился «шанцевских» покровителей. Более того, он наводит тень на наиболее влиятельных представителей «старой гвардии»: раз возник скандал в той сфере, которую курировал ранее «гвардеец», — значит, он тут как-то опять замешан. В такой ситуации идеальный вариант — не просто притаиться (это вряд ли поможет, пока ты в стенах гордумы), а именно «сбежать с корабля». Что Солонченко с Гойхманом и сделали.