Экономика
№ 2 (121), 25 января 2019 г.

Между статистикой и рейтингом

По данным Росстата властям Нижегородской области рано почивать на лаврах

В прошлом номере мы поделились новостью, в которую трудно поверить. Оказывается, по данным некоего сетевого ресурса Numbeo, Нижний Новгород не только входит в число самых удобных для проживания городов мира, но и является самым комфортабельным городом России, опережая даже ошалевшую от притока денег столицу и Санкт-Петербург. Власти, конечно, тут же записывают такие рейтинги себе в заслугу. Однако простому человеку, который на самом деле живет в Нижнем, а не видит его лучшие виды на экране монитора, в подобные данные верится с трудом. Не поймите неправильно: город у нас хороший, но назвать его самым-самым кажется слишком смелым утверждением. Тем более, что существуют иные рейтинги, более, кстати, заслуживающие доверия. Увы, согласно им, нашим властям еще рано почивать на лаврах, а нужно долго и упорно работать.

Цифры и факты

Сайт и рейтинг Numbeo, которые столь высокого мнения о Нижнем Новгороде, оценивает качество жизни в городах мира. Наш город ресурс назначил лидером по стране.

Местные власти отнеслись к этому рейтингу со всей серьезностью, хотя и сделали напускное выражение лица, что их рейтинги не заботят — они поглощены работою на общее благо. Глеб Никитин даже выступил по поводу высоких позиция Нижнего на Первом канале.

Однако вскоре выяснилось, что к опубликованным данным следует относиться если и не вовсе скептически, то по крайней мере с большой осторожностью.

Например, обнаружилось, что все показатели в рейтинге Numbeo строятся не на основе объективных данных, хоть каких-нибудь, а исходя из информации от пользователей сайта. Иными словами, кто угодно может расписать на этом ресурсе свой любимый город — и никто этих восторгов проверять не будет.

В отличие от Numbeo данные Росстата пополняются вполне объективным образом — и заслуживают куда большего доверия. Как раз сейчас ведомство обнародовало новые показатели, беспристрастно рассказывающие о том, как же мы живем на самом деле.

И тут нам мало чему порадоваться, потому что как ни хотелось бы пребывать в некой беспроблемной стране будущего, жить приходиться в реальности.

Так, например, неумолимая статистика указывает, что Нижегородская область продолжает вымирать. Нас все меньше — и уж конечно, не от хорошей жизни.

Людей в России, согласно данных Росстата, вообще становится меньше. В 2018 году население страны сократилось впервые за 10 лет. На 1 января 2019 года нас было 146 млн 793,7 тыс. человек, что на 86,7 тыс. меньше, чем 1 января 2018 года, когда население России равнялось 146 млн 880,4 тыс. Последний раз сокращение численности населения было зафиксировано в 2008 году. После этого девять лет подряд эти цифры росли.

В материалах Росстата указано, что не избежала убыли и Нижегородская область: за год она составила 14675 человек. «Тут мы как все», — даже такие, на самом деле — горькие слова могли бы послужить каким-никаким утешением, однако цифры показывают, что именно у нас убыль особенно велика. Показатели региона — наибольшие по России.

В Нижегородской области за 11 месяцев прошлого года родилось 29537 детей, это — на 6,7% меньше аналогичного периода 2017 года. А умерло за тот же период 44212 человек (на 0,8% больше).

И так происходит не первый год. И тут у властей есть большой, даже огромный повод задуматься.

Даже будь радужные сведения о нашем качестве жизни, полученные на сомнительном сайте, правдой, кому нужен высокий уровень жизни (которого на самом деле-то и нет), если нас самих не будет?

Именно на это, как представляется, и должны быть нацелены все возможные «стратегии развития Нижегородской области» — и не на бумаге, а взаправду.

Задумайтесь: Нижегородская область в первых строчках списка регионов с самой высокой естественной убылью населения — уже пятый год подряд. Пора, наверное, что-то делать. Не так ли, господа чиновники и госслужащие?

Упрямые цифры

Нас, нижегородцев, становится все меньше по разным причинам. Жилье дорого стоит, ставки по ипотеке высоки — и молодые семьи отказываются заводить детей. Иммигранты перестают пополнять нижегородские ряды — их не устраивает качество жизни! Мы стали больше болеть и меньше — лечиться.

Некоторые из проблем имеют многолетнюю историю, но это не значит, что властям не нужно с ними бороться.

Так, нас становится меньше прежде всего из-за болезней системы кровообращения и злокачественных новообразований. Что ж, по заболеваемости раком регион всегда был одними из первых в России — такова плата за скопления промышленных производств и пренебрежение здоровьем тех, кто на них трудится и возле них живет. Один Дзержинск и Кстово в этом смысле чего стоят!

Экологи, в свою очередь, отмечают, что в последние годы растет выброс в воздух загрязняющих веществ, промышленных и транспортных, — и, соответственно, растет смертность от заболеваний органов дыхания. Экологическую обстановку специалисты вообще оценивают как плохую.

Техногенные риски, среди которых мы живем, — объективная реальность. Однако есть и оружие против таких напастей — да только мы им не пользуемся.

Так, например, тогда, как медицину нам следовало бы развивать как никогда, в последнее время в Нижегородской области происходит постоянное снижение количества больничных койкомест — с 43,9 тысячи в 2005 году до 28,3 тысячи в 2016 году, то есть в полтора раза.

Мы живем в основном в городах: городское население на 1 января 2019 года составляло 109 млн 451,3 тыс., сельское — 37 млн 342,4 тыс. Оба показателя по сравнению с данными на 1 января 2018 года снизились.

Тем более оставшихся на селе, не взирая на все скопившиеся там прелести (нет газа, нет «очагов культуры», нет инфраструктуры, — да и просто нет денег) нужно беречь. Мы же уничтожили сеть фельдшерско-акушерских пунктов — и «скорой» на срочные вызовы приходится продираться по 50–80 км бездорожья.

И сокращение больничных коек у нас — самое высокое среди соседей по Приволжскому округу. А в поликлиниках не хватает до 50-ти и более процентов врачей, а те, кто остался, работая на две-три ставки, вряд ли могут в этих условиях обеспечить надлежащее качество лечения.

О качестве лечения говорит и тот факт, что все больше нижегородцев просто отказываются обращаться к врачам. Прибавьте к этому не на пустом месте родившееся убеждение, что бесплатная медицина у нас — только в Конституции, что за все надо платить, а доходы в региона на самом деле не велики.

Иначе зачем федеральным властям объявлять о борьбе с бедностью, если бы ее реально не было?

Мы сидим дома со своими болезнями и МРОТами — и умираем.

Реальные факты

Как же власти решают накопившиеся проблемы, ликвидируют застарелые и вновь образуемые болячки?

Власти пишут Стратегии.

Причем губернатор Никитин здесь — далеко не первый. Свои панацеи еще в 2005-м нам, например, предлагал Валерий Шанцев в своей «Стратегии-2020». Нету теперь у нас Шанцева, нету и панацей. Только 2020-й все ближе, но это не слишком радует.

Недавний глава нижегородской администрации Сергей Белов в собственной стратегии — «стратегии 2022» — прямо предлагал к 2022 году поднять порог смертности нижегородцев с 70 до 75 лет. Эх, жаль, не повелись на его посулы — жить бы нам теперь долго и счастливо. И счастье было так близко: всего-то и надо было, как отстегнуть Белову на реализацию планов какой-то пустяковый триллион рублей…

Стратегии должен иметь сегодня каждый уважающий себя руководитель. Не избежал этого поветрия и Глеб Никитин. В его «Стратегии 2035» все такое розовое, такое пушистое! Как же хорошо жить там! В этом румяном регионе недалекого будущего! Жаль одного: к 2035 году Никитина в области может уже и не быть, — а проблемы наши останутся.

Теперь же рекомендую читать эту стратегию, особенно — на ночь, всем, у кого проблемы и с засыпанием, и с поводами для смеха. Сначала посмеетесь — потом уснете. В крайнем случае в обратном порядке.