Среда обитания
№ 5 (124), 15 февраля 2019 г.

Гидроудар по региону

В Нижегородской области ускорили подготовку проекта низконапорной плотины

Гидроудар по региону

Экологи считают, реализация проекта низконапорного гидроузла влечет огромные негативные последствия и для местности, и для жителей затопляемых территорий.

Похоже, откуда-то «сверху» поступила неофициальная команда ускорить продвижение проекта нижегородского низконапорного гидроузла. На февраль текущего года в Нижегородской области запланирована целая серия общественных слушаний, процедурно необходимых, чтобы утвердить проект. В частности, жителей тех мест, где произойдет затопление, познакомят с грядущими изменениями в генплане (зоны отдыха будут заменены на «технические»), а также расскажут половину правды о том, какой ущерб вызовет строительство новой плотины. Почему половину правды — читайте ниже.

Расписание слушаний

Общественные слушания в феврале, посвященные низконапорному гидроузлу, будут касаться двух конкретных тем:

1. Материалов Оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), которые проектировщикам надо утвердить, чтобы продвинуть свою работу далее. Перед утверждением ОВОС проводятся общественные обсуждения — они будут проходить там, где ожидается затопление и подтопление (в Балахне, в Городце, на Бору, в Сормове).

2. Проект смены зонирования конкретного участка в Сормовском районе (участка в районе острова Ревякский). Сейчас у этого участка зона рекреационная, а переводят ее в техническую, чтобы можно было сделать там дорогу и насыпи для гидроузла.

Расписание слушаний следующее:

14 февраля, 14:00 — в администрации Балахнинского района (по ОВОС);
14 февраля, 18:00 — в администрации Сормовского района (по смене зонирования);
15 февраля, в 18:00 — в городе Бор (по ОВОС);
21 февраля, в 16:00 — в администрации Городецкого района (по ОВОС);
25 февраля, в 16:00 — в администрации Сормовского района (по ОВОС).

Откуда гидроузлы растут

Однако прежде чем говорить об оценке воздействия на окружающую среду, вспомним, как, собственно говоря, появился проект низконапорного гидроузла и зачем это вот все.

Сама идея плотины, перегораживающей Волгу чуть выше Нижнего Новгорода, была поднята на штыки в ходе «чебоксарских» баталий. Тогда, напомним, корпорация «РусГидро» пыталась достроить Чебоксарскую ГЭС до 68-й отметки — в этом случае поднялся бы уровень воды на протяжении всего участка нижегородской Волги, затопило и подтопило бы громадные площади, в том числе заречную часть Нижнего Новгорода и объекты накопленного экологического ущерба под Дзержинском. В общем, нам было бы плохо, поэтому правительство Нижегородской области вкупе с экологами приложило немалые усилия, чтобы противостоять этому проекту. Ну, а поскольку сторонники «чебоксарского потопа» говорили, что они решат проблему судоходства, мы отвечали: да мы сами ее решим, вот построим плотину под Нижним Новгородом — и суда в Городце не будут садиться на мель.

Тогда эту идею всерьез никто не рассматривал, она использовалась лишь в качестве аргумента против 69-й отметки ЧбГЭС.

Переломным годом в этой истории стал 2015-й. Тогда президент РФ, а вслед за ним и федеральное правительство прислушались к мнению нижегородцев и приняли решение отказаться от «чебоксарского потопа». И в том же году был запущен процесс проектирования низконапорного гидроузла — по инициативе министерства транспорта РФ. Потому что проблему судоходства на участке от Городца до Нижнего Новгорода все равно надо было решать.

Возникает вопрос: а были ли рассмотрены другие варианты решения этой проблемы? И есть ли они вообще?

Оказывается, есть. Есть еще около пяти альтернативных вариантов — таких, как строительство третьей нитки Городецких шлюзов и изменение режима регулирования стоков Горьковского водохранилища (грубо говоря, летом можно спускать вниз чуть больше воды, чтобы поднимался уровень).

В том же 2015 году научный совет РАН занялся этим вопросом и пришел к выводу: чтобы решить проблему судоходства, разумно использовать именно альтернативные варианты. А вот поднимать ЧбГЭС д 68-й отметки и строить низконапорный гидроузел — нецелесообразно. Это слишком дорого и сопряжено с тяжелыми экологическими последствиями.

Однако министерство транспорта РФ проигнорировало заключение Российской академии наук и заказало проект низконапорного гидроузла у организации «Технасстрой». Почему это произошло — непонятно. Возможно, не последнюю роль тут играла многомиллиардная сумма, которую предстояло освоить.

Какой будет ущерб

Вкратце о том, какой ожидается ущерб. В случае реализации проекта низконапорного гидроузла между Горьковской ГЭС и Нижний Новгородом образуется новое водохранилище с фактически застойной водой, что вызовет:

• уничтожение уникальной экосистемы поймы Волги на протяжении всего затопляемого участка;

• подтопление домовладений, садов и пастбищ в Балахне и Балахнинском районе;

• подтопление садоводческих участков в Сормовском районе Нижнего Новгорода;

• уничтожение мест обитания животных и растений, занесённых в Красную книгу;

• затопление и последующую гибель Городецкой дубравы;

• уничтожение памятников археологии;

• гибель ценных пород рыбы;

• размножение зловредных паразитирующих животных и микроорганизмов в связи с заболачиванием территории.

Наибольший «гидроудар» будет нанесен по Балахне, где ожидается затопление и подтопление домовладений и важных для функционирования районного центра коммуникаций. Поэтому балахнинцы — особенно те, которых, коснется локальный потоп, настроены против данного проекта. Они уже высказывали свое несогласие с идеей низконапорного гидроузла в 2016 году — тогда обсуждалась ОВОС первой очереди строительства. Сейчас в регионе будет проходить обсуждение ОВОС второй очереди.

Как создавалась ОВОС

Между тем, у экологической общественности, которая узнала о предстоящих слушаниях, как водится, впритык к дате проведения, возник ряд замечаний к тому, как эта оценка воздействия на окружающую среду создавалась. Экологи усмотрели следующие нарушения.

1. Заказчик в самом начале не проинформировал население о намечаемой хозяйственной деятельности и не привлек общественность к процессу проведения оценки воздействия на окружающую среду. В частности, общественность не была проинформирована и привлечена на этапе подготовки технического задания.

2. Местные органы власти (администрации ОМСУ Балахны, Бора, Городца, Сормовского района Нижнего Новгорода) также не были проинформированы о намечаемой деятельности заранее.

3. Общественность не познакомили с обосновывающей документацией, содержащей общее описание намечаемой деятельности, цели ее реализации, возможные альтернативы, описание условий ее реализации, другую информацию, предусмотренную действующими нормативными документами.

4. Состав участников процесса ОВОС не определен. В него не вошли и не имели возможность войти представители общественных и иных организаций ОМСУ Балахны, Бора, Городца, Сормовского района Нижнего Новгорода иных организаций региона, действующих в области охраны окружающей среды.

5. ТЗ участникам процесса ОВОС не рассылалось по общественным организациям. Более того, на официальном сайте заказчика и на сайтах органов местного самоуправления отсутствуют и проект ТЗ, и утверждённое ТЗ.

6. Даже в тех самых материалах ОВОС, которые будут обсуждаться в феврале, отсутствует техническое задание на оценку воздействия.

Что дальше?

В общем, если вкратце, «общественники» недовольны, что их не проинформировали о создании ОВОС на первом этапе и не подключили к этой работе. А кто, собственно говоря, кроме экологов, может компетентно оценить воздействие на окружающую среду?

Отметим, что это не прихоть экологов. Действующие нормы и правила требуют информирования и участия общественности на всех этапах создания ОВОС. В связи с этим нижегородские экологи обратились в прокуратуру.

Если контрольно-надзорные органы пойдут им навстречу, ОВОС придется переделывать — только так можно подключить общественность к созданию материалов.

В любом случае, мы наблюдаем сейчас классический бег впереди паровоза. Федеральным чиновникам необходимо было обсудить свою затею с общественностью и с учеными — и только потом уже заказывать проект. Будем надеяться, что эта ошибка, грозящая весьма тяжелыми последствиями, будет все-таки исправлена.