Среда обитания
№ 11 (130), 5 апреля 2019 г.

Высокая скорость ценой в триллион

Почему проект ВСМ до сих пор не реализован и когда это произойдет

Высокая скорость ценой в триллион

Фото: russian.news.cn

Китай неоднократно изъявлял готовность выступить в качестве инвестора проекта строительства ВСМ — объекта, открывающего для Поднебесной прекрасные перспективы экспансии.

Высокоскоростная магистраль (ВСМ) «Москва — Казань» висит сейчас, что называется, на волоске. У этого проекта есть очень серьезные противники, занимающие ответственные должности в высших эшелонах российской власти. Но есть и сторонники, среди которых, кстати, правительство Нижегородской области. Буквально на прошлой неделе был «вброс» на предмет того, что строительство ВСМ не одобрил президент РФ Владимир Путин, склонившись в сторону альтернатив. Однако потом последовало опровержение — и сейчас уже точно понятно, что глава государства (как, впрочем, и премьер) находится «над схваткой». Вместе с тем, решение по ВСМ так или иначе должно быть принято — причем в ближайшее время.

Между Пекином и Берлином

Высокоскоростная магистраль, о которой идет речь, будет представлять собой новое железное полотно, протянувшееся от Москвы до Казани. Именно это полотно способно будет выдерживать высокие скорости: сегодняшние рельсы для этого не годятся, и это серьезное ограничение. Именно по этой причине, положим, «Сапсан» перебросили с перегона «Москва — Нижний Новгород» на другие участки: здесь он ну никак не может раскрыть своих скоростных способностей и развивает всего-навсего 160 км/час, больше нельзя. По крайней мере, до тех пор, пока не будет построена железнодорожная магистраль.

Вместе с тем, предполагается не только «полотно», но и соответствующая инфраструктура. И, конечно же, новые поезда, превосходящие по тактико-техническим характеристикам даже «Сапсаны». Несколько лет назад было озвучено, что рассматривается вариант китайских поездов.

Предполагается, что ВСМ позволит таким составам развивать скорость до 360 км/час — тогда как сегодняшние якобы скоростные поезда развивают максимум 200 км/час. То есть благодаря высокоскоростной магистрали из Нижнего Новгорода до Москвы можно будет добраться менее чем за два часа, тогда как сейчас на это, как известно, уходит четыре.

Известно, что ВСМ — это лишь часть большого евразийского проекта строительства высокоскоростного сообщения между Пекином и Берлином. В разные периоды времени в него готовы были вкладываться как страны Западной Европы, так и Китай — состав потенциальных инвесторов менялся в зависимости от политических условий. Один лишь «инвестор» остается неизменным — это Россия. Понятно, что практически вся сумма, необходимая для строительства высокоскоростной магистрали, будет выделена из бюджета РФ. А сумма прямо-таки фантастическая: изначально, в 2014–2015 годах, ее предполагали как 1 триллион 600 миллиардов рублей. Встретив явное недоумение со стороны министерства финансов, лоббисты проекта сделали «перерасчет», и в новом варианте сумма эта стала 1 триллион 300 млн рублей. То есть как проектировщики ни старались ужать предварительные сметы, выдать сумму меньше триллиона не получилось. Сам по себе триллион — это не просто много для бюджета РФ, это очень-очень много.

Какая нам польза

Однако китайцы китайцами, а впору задуматься, как данный проект может повлиять на Нижегородскую область и ее обитателей.

Это благополучно скажется на бизнесе на этапе строительства. Генподрядчик, конечное, будет столичный, зато субпорядчики, скорее всего — наши, нижегородские. Немного заработаем.

Негативно это, само собой, скажется на экологии региона: будет вырублена под корень достаточно широкая полоса, которая протянется через всю территорию Нижегородской области. Вместе с тем, речь идет только об этой полоске — и все. (В этом смысле ущерб природе будет нанесен гораздо меньший, чем, например, при строительстве низконапорного гидроузла: в последнем случае затопление и подтопление убьет не только деревья, но и дубравы с поймами — в общем, всю экосистему.)

Не очень обрадуются, конечно, владельцы тех участков, по которым «пройдется» ВСМ. Кстати, в Нижнем Новгороде пока таковые себя не проявляют, а в Татарстане активисты еще в 2013 году направили обращение к Путину с требованием не допустить строительства ВСМ.

Вместе с тем, правительство Нижегородской области проект поддерживает. Его представители заявляют, что сделали все возможное, чтобы реализовать его в регионе беспрепятственно. Однако местные чиновники понимают, что реализация зависит не от них.

Глеб Никитин, поддерживая строительство ВСМ, заявил недавно, что скоростное сообщение повысит туристическую привлекательность региона: туристам будет удобнее добираться из Москвы в наш областной центр.

Между тем, есть среди нижегородцев такая прослойка, которая ждет появления высокоскоростной магистрали, но отнюдь не для того, чтобы встретить туристов хлебом-солью. А чтобы самим добираться побыстрее в столицу по делам. Это, в конце концов, может повысить количество тех, кто живет в Нижнем Новгороде и работает в Москве: время пути будет примерно такое же, как на электричке — от отдаленного района до областного центра.

Правда, тут немаловажную роль будет играть ценовая политика, которая может сделать маршрут крайне непопулярным. Если поездка на «Стриже» нижегородцам еще по карману, то за более высокую цену они могут выбрать самолет.

В любом случае, ВСМ — это, безусловно, новые возможности для нижегородцев. Правда, пока лишь в теории.

Сторонники и противники

Между тем, у данного проекта есть, как мы уже сказали, и сторонники, и противники. Среди сторонников, помимо правительства Нижегородской области и лично Глеба Никитина, — Китайская народная республика. Китай неоднократно изъявлял готовность выступить в качестве инвестора проекта, и это, в принципе, объяснимо: ВСМ — это, фактически, модернизированный Великий шелковый путь, объект, открывающий прекрасные перспективы для пресловутой восточной экспансии.

Поддерживает также строительство ВСМ вице-премьер РФ Максим Акимов — он, собственно говоря, и курирует его официально. И, конечно же, вся компания «РЖД» буквально спит и видит высокоскоростную магистраль, построенную за бюджетный счет: это для нее — новые финансовые возможности.

Однако у проекта есть и очень серьезные противники. Самый серьезный — министр финансов Антон Силуанов, который не устает говорить о том, что триллионный проект для бюджета нашей страны невозможен. Явно не одобряет также затею с ВСМ министр экономического развития Максим Орешкин. Он (и не только он, но и ряд аналитиков) считает, что вместо новой железной дороги надо построить новую автомобильную трассу — причем платную, чтобы окупилась. Теоретически идея, может быть, неплоха. Однако российская практика такова, что автомобилисты предпочитают ездить по «халявным» дорогам — от этого они, дороги, чернеют от пробок, а «платники» пустуют.

Фактически, за этими спорами между чиновниками столь высокого ранга стоят компании, которые могли бы получить крупные подряды: в одном углу ринга находятся строители автодорог, в другом — строители железных.

Между тем, господин Орешкин предлагает перераспределить деньги, которые требуются на ВСМ, и направить их на поддержку региональных аэропортов и на развитие Арктики.

В последнее время эта игра, не видимая ранее, достаточно сильно накалилась. Так, на прошлой неделе в ведущих российских СМИ появилась информация о том, что президент РФ Владимир Путин не поддержал проект ВСМ, посчитав его нецелесообразным. Информацию эту пришлось опровергать пресс-секретарю главы государства Дмитрию Пескову: ничего такого, как оказалось, Путин не говорил. Иными словами, произошел информационный вброс — видимо, с целью воспрепятствовать продвижению проекта.

Между тем, на следующей неделе, как пишут СМИ, должно состояться совещание по теме ВСМ с участием Владимира Путина — вот на нем, возможно, и будет принят решение.

Вместе с тем, если даже проект не будет одобрен президентом, кануть в лету он вряд ли сможет. Просто его реализация отодвинется на срок после 2030 года. Рано или поздно высокоскоростное сообщение в нашей стране должно появиться. И чем скорее мы это сделаем, тем больше у нас шанс не отстать от тех же развитых азиатских стран, которые вовсю работают над еще большим увеличением скорости.