Среда обитания
№ 14 (133), 26 апреля 2019 г.

Операм здесь не место

Почему на строительстве театра в парке Пушкина поставлен крест

Операм здесь не место

Фото: imhonn.ru

Рабочий вариант проекта оперного театра в парке им. Пушкина в центре Нижнего Новгорода.

Областное правительство окончательно отказалось от планов по строительству оперного театра в парке Пушкина. Изначально эту спорную идею выдвинул прежний губернатор Шанцев, и даже правительство региона заказало проект академическому институту. Но потом что-то пошло не так, и многократно переработанная проектантом документация оказалась попросту ненужной. Ну, а бюджетные деньги — около 140 миллионов рублей — просто выброшенными на ветер. Недавно новое региональное правительство попыталось эти деньги вернуть через суд, заявив, что документация сделана плохо. Но именно на суде выяснились обстоятельства, которые говорят, что дело не в качестве проекта, а в том, что он просто перестал быть нужен заказчику.

Куда бы переехать?

Вскоре после того, как Валерий Шанцев возглавил Нижегородскую область, его проинформировали о проблеме местного оперного театра. Вернее, о проблемах: здание ветхое, под оперу-балет мало приспособлено, акустика в зале никуда не годится, сцена без необходимых для нормальной работы артистов карманов, нет репетиционных помещений и так далее. И вообще, это историческое здание построено больше века назад при активном участии Максима Горького — и изначально это был «народный дом», удобный для собраний, но совершенно не приспособленный для сценического действия. Оперный театр ютится здесь уже давно, но сколько можно ютиться? Давно уже пора бы в новое здание переехать!

Валерий Павлинович, известный любитель оперы, не мог остаться в стороне. Начался поиск места — и вот ведь казус какой, ни одно место не подходило. Были предложения найти пустующую площадку в глубине Заречной части, но жителям Нижегородского и Советского районов, которые привыкли к главным культурным мероприятиям города на своей территории, это очень не понравилось. Проблема была в том, что площадки в центре города оказались кем-то непременно заняты, пустующих не было. От безысходности кто-то предлагал даже поместить Оперный театр в ДК Ленина, но учитывая то, что данное здание находится практически в руинированном состоянии, а сносить его нельзя, ибо оно внесено в реестр памятником, эта идея была из разряда совсем фантастических.

Остановились в конце концов на парке Пушкина. Во-первых, это в центре города, как хотела интеллигенция. Во-вторых, называется парк так же, как и оперный театр — значит, между ними есть какая-то сакральная связь. В-третьих, чтобы поставить там здание театра, надо было снести небольшое здание ресторана «Охотник», купив его у владельца, и выселить оттуда еще общество охотников и рыболовов. И то и другое было губернатору по силам. Ну, и в-четвертых, под театр надо расчистить деревья — тут вообще никаких проблем быть не должно, ибо деревья никогда ни на что не претендуют.

Принципиальное решение по строительству театра именно в парке Пушкина было принято в 2009 году — с тех пор началась работа по воплощению идеи в жизнь. И сделано было немало. Инвестсовет одобрил площадку. Общество охотников и рыболовов переехало из насиженного места — ему предложили другое, менее видное. Владельцы ресторана «Охотник» продали здание областному правительству (кстати, сумма сделки не называется, но она идет неумолимым плюсом к общим тратам). Был заказан и проект нового театрального здания — в общей сложности за 142 миллиона рублей.

Была также проведена работа по снятию с парка обременений, а через гордуму — смена зонирования, министерство экологии подправило реестр озелененной территорий общего пользования — так, чтобы место под строительство было выведено за границы парка. Решался вопрос и с границами парка как объекта культурного наследия.

Деревьев все меньше, денег все больше

Вместе с тем, находились всяческие активисты и экологи, которые высказывались против строительства оперного театра в парке Пушкина. Дело в том, что ради этой затеи неизбежно пришлось бы вырубить определенное количество парковых деревьев. Изначально речь шла о 500 деревьях (тут надо понимать, что вокруг театра должна быть и площадка, и парковки, и заезды, и подходы). В 2012 году областное правительство уточнило: снесено будет не более 300 деревьев, к тому же половина из них якобы больные, их так и так надо рубить.

Вместе с тем, именно в 2012 году возросло общественное сопротивление. Некоторые депутаты гордумы были настроены против проекта — в частности, Михаил Барковский, который категорично заявил, что никакого театра в парке Пушкина не будет. Проектировщики, между тем, делали свое дело и как раз в 2012 году организовали в парке буровые работы с целью геологических изысканий.

Для строительства оперного театра сделали немало: инвестсовет одобрил площадку, переселили охотников и рыболовов, купили ресторан «Охотник» у владельцев, заказали и выполнили проект нового здания

Вскоре выяснилось, что на реализацию проекта, которая с момента возникновения идеи оценивалась в 2 миллиарда рублей, нужно уже 4 миллиарда. Половину этой суммы «область» готова была выделить сама, половину же Валерий Шанцев намерен был «выбить» из федерального бюджета.

И вот тут начались какие-то мистические недоразумения с проектом: проектный институт РАН (серьезная, вроде бы, организация) присылал готовую документацию, а она областное правительство не устраивала. Чиновники писали кучу замечаний и отправляли проект на доработку. Снова получали проект, снова его черкали и снова отправляли. И так — несколько раз. Складывалось ощущение, что областное правительство затягивает процесс: то ли протесты общественности сыграли роль (хотя в те времена общественность мало кто слушал), то ли пришло понимание, что лишних миллиардов в бюджете просто нет и не будет. В любом случае, просто так вот взять и сказать «мы отказываемся от этой идеи» было нельзя, ибо бюджетные деньги уже были перечислены.

Кто виноват?

На недавнем суде всплыла интересная вещь. Оказывается, согласно контракту, институт РАН должен был выполнить отдельно проект и отдельно — после прохождения государственной экспертизы — рабочую документацию. Она тоже должна пройти свою экспертизу.

Потом — поскольку корректировок было много — договорились сделать рабочую документацию сразу после того, как проект будет доведен до ума и согласован. И потом уже все вместе отправить на экспертизу.

Так вот, после многочисленных корректировок проект все-таки был сделан полностью и отправлен заказчику, то есть областному правительству. Чиновники этот проект получили и не вышли с новыми претензиями — значит, на этот раз их все устроило. Тем не менее, на государственную экспертизу этот проект так и не попал.

В 2015 году правительству была прислана и рабочая документация. Но вот что интересно — документация эта пролежала на почте и была потом отправлена назад, в институт РАН.

В 2016 году Валерий Шанцев подтвердил журналистам, что проект готов, но добавил, что идет корректировка. Сейчас понятно, что это была попытка сделать хорошую мину при плохой игре: корректирующих претензий чиновники областного правительства так и не сформулировали, но проект на экспертизу не отправили.

Ну и тот факт, что они не забрали на почте рабочую документацию, свидетельствует о том, что уже тогда, В 2015 году, региональные власти раздумали строить оперный театр в парке Пушкина. Возможно, неофициально такое решение было принято даже раньше — иначе не было бы этой мутной истории с корректировками.

Новой областной власти, учитывая ее повышенную чуткость к общественным настроениям, ничего не оставалось делать, как закрепить этот неофициальный отказ от строительства. Вместе с тем, у контрольно-надзорных органов может теперь возникнуть вопрос: а кто виноват в том, что бюджетные 142 миллиона были — как бы это сказать — брошены на ветер? И вот чтобы этого вопроса не возникло, минстрой уже нового регионального правительства попытался недавно вернуть потраченные средства через суд, напирая на то, что институт РАН выполнил слишком плохой проект. На днях эта попытка потерпела фиаско: институт доказал, что проект вместе с рабочей документацией они выполнили и претензий со стороны заказчика не получили. А это значит, что вопрос «кто виноват» не снимается — как бы чиновники ни старались его, этот вопрос, замять.