Экономика
№ 14 (133), 26 апреля 2019 г.

Сладкое бремя ГАЗа

Олег Дерипаска не отказывается от автозавода, несмотря на санкции

В Нижнем Новгороде не утихают страсти по Горьковскому автозаводу. Все дело в том, что накрыли этот завод санкции, вследствие чего иностранные партнеры, с которыми была дружба и любовь, за счет которых можно было хоть как-то смотреть в будущее, начали отказываться от ГАЗа. Отвернулся, в частности, концерн Volksvagen, который на протяжении последних лет поставлял в Нижний Новгород детали и хотел было серьезно инвестировать в наш автозавод, да случились санкции. Эксперты начали предрекать агонию. Даже владелец предприятия Олег Дерипаска заявил, что завод не выживет под санкциями, попросил в очередной раз государственной поддержке, запустил флеш-моб «Спасём ГАЗ» и даже пообещал снизить свою долю. Собственно говоря, это олигарху надо было сделать уже давно, да вот что-то все никак…

«Откуда ответственность за судьбы людей?»

Олигарх Олег Дерипаска, специализировавшийся совсем на другом бизнесе, приобрел Горьковский автозавод еще в начале нулевых. Цель была не очень понятна: то ли предприятие ему навязали по разнарядке, то ли Дерипаска действительно лелеял мечту извлекать прибыль. Дальнейшие события покажут, что попытки извлечения прибыли действительно были.

Так или иначе, приобретение это не осталось в тени. В 2006 году в здание заводоуправления ворвались нацболы, которые были уверены в том что именно факт того, что ГАЗом владеет Дерипаска, погубит автозавод. «Захватчики» спустили с балкона плакат «Дерипаска людоед» и распространили среди сотрудников предприятия листовки, содержащие следующий текст: «Благодаря женитьбе на дочери Юмашева (секретаря Ельцина), Дерипаска заполучил в свои руки ГАЗ — гордость советского и российского автомобилестроения, — говорилось в обращении участников акции. — Откуда у него возьмется ответственность за судьбы людей, поднявших завод, проработавших на нем долгие годы?»

Этот акт был своеобразным апогеем витавших в воздухе черных пророчеств о том, что Дерипаска погубит ГАЗ. На это все так или иначе надо было как-то отреагировать. И в том же 2006 году олигарх встретился с Путиным — он рассказал главе государства, как собирается развивать завод. Планы были такие:

— Поставка семи тысяч «Газелей», оборудованных как «Скорая помощь» по проекту «Здравоохранение»;

— Превращение «Группы ГАЗ» в международную компанию;

— Производство легких автомобилей «Максус» по английским чертежам;

— Производство «Волги» на заморском двигателе.

Спасительный Андерсон

Амбициозные планы сии были реализованы лишь отчасти, и в кризис 2008 года завод вошел уже со своим внутренним кризисом. В цехах начались простои, руководство предприятия начало массово увольнять сотрудников. У завода образовались долги на сумму 45 миллиардов рублей.

Ситуация была бы патовой, если бы не государственная поддержка. В 2009 году в ГАЗ влили из федерального бюджета в общей сложности 15 миллиардов рублей: существенно увеличили госзаказ, дали госгарантии по кредитам, сняли налоговое бремя.

В том же 2009 году заводу «выписали» антикризисного менеджера Бу Андерсона, который в течение следующих нескольких лет сумел выправить дела на предприятии. Завод сократил расходы и заключил, как и обещал Дерипаска, иностранные контракты. Были переоборудованы конвейеры и началась сборка заморских машин.

В 2012 году прибыль ГАЗа превысила 8 млрд рублей.

Санкционный список

Сделав свое дело, Бу Андерсон покинул предприятие. Иностранная сборка стала хромать, но зато активно продолжилась поставка деталей из-за рубежа, а российский рынок был наводнен «Газелями», что, конечно же, положительным образом сказалось на прибыли. В период с 2009 по 2015 год Олег Дерипаска не уставал заявлять, что акции ГАЗа ему очень дороги, что он возлагает на предприятие надежды и не собирается никому отдавать свою долю.

«Я считаю, что мы даже не реализовали, наверное, и две трети тех возможностей, которые есть у нашего предприятия, — заявил олигарх в 2015 году. — Мы в состоянии улучшить показатели. Мы в состоянии выйти на рынок Индонезии, Латинской Америки».

Все это тянулось до начала 2018 года, когда американское правительство включило Олега Дерипаску в свой санкционный список. Это значит, что американский бизнес не может заключать контракты не только лично с олигархом, но и с компаниями, в которых он является держателем контрольного пакета. Но американские компании — это еще полбеды: прекращение сотрудничества с ними бьет скорее по алюминиевому бизнесу Дерипаски. Гораздо тревожнее то обстоятельство, что к санкционной блокаде должны подключиться все те европейские компании, с которыми сотрудничают Штаты. То есть все европейские автомобильные концерны. Тем, кто ослушается, грозят миллиардные штрафы и сложные отношения с США.

Это значит, что Горьковский автозавод вынужден будет выпускать продукцию исключительно со своими деталями и по своим чертежам. Будет ли такая продукция востребована на рынке — вопрос, конечно, интересный. Конкурентоспособность такой продукции на внутреннем рынке, видимо, будет во многом зависеть от таможенных пошлин на иностранные авто.

Так не доставайся же ты никому!

Между тем, в марте 2018 года именно этот завод был выбран для того, чтобы Путин сообщил о своем желании выдвинуться в президенты. И это вселяло какую-то надежду на то, что с предприятием все будет хорошо.

К тому же американцы два раза давали отсрочку по санкциям для ГАЗа. Представители правительства США даже делали заявление, что они не хотят нанести удар по заводу, их цель — снизить влияние олигарха на экономику страны.

В этой обстановке у Дерипаски, по сути, не было выбора: чтобы не угробить завод, ему следовало отказаться от контрольного пакета. Но… Но олигарх, видимо, не зря признавался в любви к предприятию: начиная с весны 2018 года и по сей день он так и не продал свою долю в нем. В конце 2018 года сообщалось, что идут переговоры о продаже, но воз и ныне там. Вряд ли среди российских предпринимателей прям вот совсем нет желающих купить акции автозавода. Дело видимо, не в отсутствии желающих, а в позиции самого олигарха.

В конце концов ситуация была доведена до того, что санкции — после двух отсрочек — все-таки вступили в действие. Детали из-за рубежа перестали поступать. Концерн Volksvagen, который собирался стать чуть ли не генеральный инвестором предприятия, отказался от сотрудничества, ибо хорошие отношения со Штатами ему дороже.

Вот в этой-то ситуации Дерипаска, хранивший ранее молчание, вдруг сделал сразу несколько заявлений. Во-первых, он предрек заводу смерть под санкциями и отметил, что нужно срочно принимать меры. Меры знамо дело какие: такие же, как и в 2009 году, то есть многомиллиардные вливания государства в Горьковский автозавод.

С целью принятия мер олигарх, собственно говоря, и запустил флешмоб: нижегородцам следует лайкать его пост и ставить у себя на страничке надпись Save GAZ.

А еще Дерипаска заявил о планах наконец-то снизить свою долю в предприятии, но верится в это с трудом: если бы олигарх хотел это сделать, давно бы сделал — как только было объявлено о включении его в санкционный список.

Интересно, что один нижегородский предприниматель уже предложил Дерипаске продать ему контрольный пакет, заявив, намекая на флешмоб: «Я спасу ГАЗ». Он заметил также, что государственная поддержка, которую ждет олигарх, будет распределена по всем структурам, которыми он владеет, и ГАЗу достанутся крохи.

Что-то нам подсказывает, что Олег Дерипаска не договорится с бизнесменом, откликнувшимся на его флешмоб (если вообще вступит с ним в переговоры). Видимо, олигарх в отношении автозавода действует по принципу «так не доставайся же ты никому».