Только на сайте
11 января 2019 г.

Дело Олега Сорокина может быть передано в Областной суд

На заседании Нижегородского районного суда по делу, обвиняемыми по которому являются экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и бывшие сотрудники МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев, стало известно, что оно может быть передано в Нижегородский областной суд в силу того, что в его материалах фигурируют материалы, составляющие государственную тайну. На этом настаивают адвокаты, а сторона обвинения пока не сформировала позицию по этому вопросу.

Напомним, что Олег Сорокин был арестован 19 декабря 2017 года. Ему инкриминируются эпизоды 14-летней и 5-летней давности, по которым судами вынесены приговоры, вступившие в законную силу. Судебными решениями установлена непричастность Сорокина к данным эпизодам.

С заявлением о передаче дела в суд высшей инстанции выступили защитники обвиняемых. Причина, по которой это должно быть сделано — в материалах дела содержится большое количества сведений, составляющих государственную тайну.

Защита указала, что закон содержит императивное требование рассматривать все дела, связанные с гостайной, в судах Субъектов Российской Федерации.

Между тем, как напомнили адвокаты, обвинительное заключение прошло все стадии согласования и было утверждено заместителем Генерального прокурора РФ Сергеем Зайцевым, причем уже после того, как защита указывала на наличие в деле секретных документов.

При этом в деле фигурируют совершенно секретные документы, на которых нанесены соответствующие грифы секретности.

Есть в материалах также сведения об используемых или использованных при проведении оперативного эксперимента в отношении Александра Новоселова силах, средствах, источниках, методах и планах, а также о лицах, которые оказывали на конфиденциальной основе содействие работникам милиции в проведении оперативного эксперимента. Есть в деле и секретные приказы и инструкции, а также другие документы МВД.

Выступавшие в суде защитники и обвиняемые старались избегать любых указаний на то, о каких конкретно сведениях идет речь. Однако в ответ на вопросы суда все же были упомянуты личные дела оперативников МВД, в том числе, не являющихся даже свидетелями по данному делу. Были названы также сведения о том, какими способами была получена оперативная информация о том, что проходящий сегодня по делу в качестве потерпевшего Новоселов располагает сведениями о покушении на Олега Сорокина, которое было совершено 1 декабря 2003 года и раскрыто в 2004 году.

Однако представитель государственного обвинения и в этом вопросе не пошла навстречу стороне защиты и требованиям законодательства.

Обвинение просило суд отказать в ходатайстве адвокатов, заявив, что в деле секретных документов нет. Но после того, как суд запросил мнение гособвинителя относительно ряда конкретных документов, список которых предоставила защита, обвинение бловынуждено признать: на указанных документах стоит гриф «Секретно» или «Совершенно секретно» и при этом нет указаний на их рассекречивание.

Тем не менее представитель прокуратуры вновь проявила неуступчивость и попросила объявить перерыв в заседании до 14 января, чтобы запросить дополнительную информацию, которая позволит обвинению сформировать позицию по этому опросу.

«То, что в материалах дела находятся документы с грифом „Секретно“ и „Совершенно секретно“, я думаю, что уже стало очевидно для всех. Что суд не имеет никакого права рассматривать это дело, а обязан передать его по подсудности в суд субъекта, в областной суд, — это тоже, на мой взгляд, очевидная вещь», — сказал журналистам адвокат Шота Горгадзе, представляющий интересы Евгений Воронина.

— Но меня здесь удивило другое — то, что государственные обвинители в количестве трех человек утверждали, что там нет секретных материалов и все материалы рассекречены, и они продолжали это утверждать ровно до тех пор, пока им защита не указала номера страниц в каждом томе, где находятся секретные документы. Только после этого, взяв пять минут на то, чтобы изучить эти документы, сказали: «Ой, на самом деле присутствуют секретные документы, которые составляют государственную тайну, поэтому дайте нам теперь, пожалуйста, до понедельника время, мы выясним, что со всем этим делать».

Шота Горгадзе, возражая против объявления перерыва для получения представителем гособвинения дополнительной информации, подчеркнул, что никакие новые письма и объяснения не изменят зафиксированных в сегодняшнем заседании фактов.

«Реально эти документы появились на этапе предварительного расследования, — пояснил в свою очередь адвокат Олега Сорокина Дмитрий Кравченко. — В ходе предварительного расследования защитой заявлялось, что там находятся секретные документы.

Следствие на это никак не отреагировало, в дальнейшем на это никак не отреагировала прокуратура, она якобы подробно изучила материалы дела.

Несмотря на то, что документы содержат прямые грифы „Секретно“, „Совершенно секретно“, это никого не остановило против того, чтобы утвердить обвинительное заключение и передать его в суд, и более того, сегодня прокуратура в ходе судебного разбирательства всячески пыталась до последнего сопротивляться и утверждать, что нет никакой государственной тайны».

В итоге защитник Шота Горгадзе констатировал:

«Прокуратура — как мы видим, совершенно неготовая к процессу, не знающая материалов дела — просит до понедельника время только для того, чтобы отправить запрос „а как эти секретные документы оказались в материалах дела“. Какая разница, как они там оказались — они там уже есть. Если они там есть, имеет районный суд право слушать это дело? Не имеет права. Какие ответы мы хотим получить к понедельнику? Вот поэтому я и возражал: какой бы ответ ни получила прокуратура, есть закон, который надо соблюдать. Это дело подсудно областному суду».

В ркзультате, в судебном заседании объявлен перерыв до 14 января. Тогда и будет принято решение по ходатайству о передаче дела на рассмотрение в Нижегородский областной суд.