Только на сайте
5 апреля 2019 г.

Добиваться оправдания

В Нижегородском облсуде началось рассмотрение апелляций на приговор экс-главе Нижнего Новгорода Олегу Сорокину и бывшим сотрудникам МВД Евгению Воронину и Роману Маркееву

Вчера, 4 апреля, в Нижегородском областном суде началось рассмотрение апелляционных жалоб на обвинительный приговор, вынесенный 7 марта Нижегородским районным судом экс-главе Нижнего Новгорода Олегу Сорокину и бывшим сотрудникам МВД Евгению Воронину и Роману Маркееву, которым в качестве меры наказания назначены длительные сроки с отбыванием в колонии строгого режима. Приговор обжаловали как защитники, так и обвинение. Защита требует отмены приговора как неправосудного и вынесенного с многочисленными процессуальными нарушениями. Ранее адвокаты обнародовали список из 26-ти нарушений, среди которых отказ суда допросить свидетелей защиты, в том числе, явившихся в судебное заседание, отказ исследовать доказательства, приобщенные к делу, лишение подсудимых возможности получить конфиденциальную консультацию адвокатов, неудовлетворение ходатайств подсудимого об отказе от услуг защитника и многие другие.

 

По мнению адвокатов, рассмотрение жалоб судом также началось с существенными нарушениями.

Адвокат Сорокина Дмитрий Артемьев сообщил, что стороне защиты не дали возможности должным образом ознакомиться с протоколом судебного заседания и подать на него возражения, как это установлено законом.

Стороной защиты была изготовлена фотокопия протокола судебного заседания объемом 1115 листов и подано в Нижегородский районный суд ходатайство об установлении времени для ознакомления с протоколом. Согласно ч. 7 ст. 259 УПК РФ срок ознакомления с протоколом судебного заседании должен быть установлен председательствующим и доведен до лиц, которые имеют право на ознакомление с ним. Однако Нижегородский районный суд, вопреки требованию закона, не установил такой срок и, соответственно, не уведомил о нем стороны процесса.

То есть суд просто прекратил процедуру ознакомления с протоколом судебного заседания тогда, когда посчитал это необходимым, а защита была поставлена об этом в известность постфактум. При этом суд даже никак не мотивировал это свое решение.

«Неукоснительное соблюдение судом требований ч. 7 ст. 259 УПК РФ относительно установления срока для ознакомления с протоколом судебного заседания имеет важное значение для меня как для защитника Сорокина, так как после истечения данного срока начинается отсчет срока для направления в суд замечаний на протокол судебного заседания», - заявил в связи с этим Артемьев.

В результате этих действий суда сторона защиты была лишена возможности направить замечания к протоколу судебного заседания, где содержатся существенные для рассмотрения в апелляционной инстанции изъятия.

Защита опасалась, что в протоколе заседания суда будет большое число неточностей и еще в начале процесса требовала ведения официальной аудиозаписи процесса. В ходатайствах по этому поводу защите было отказано, однако после ознакомления с протоколом стало очевидно, что опасения адвокатов оказались в полной мере оправданными – протокол полон неточностей, имеющих важное значение для дела.

Например, протокол не содержит такой реплики председательствующего: «Подсудимый Сорокин, у нас сейчас не прения сторон. Вы возражаете против действий председательствующего, пожалуйста. Минус полчаса у подсудимого Воронина на предоставление доказательств».

Эта реплика важна с точки зрения отношения суда первой инстанции как к основополагающим принципам равноправия и состязательности в целом, так к стороне защиты на этом процессе в частности. Нижегородским райсудом было заявлено, что вышеуказанной реплики в ходе суда произнесено не было, однако она зафиксирована на аудиозаписи, которую вела защита.

По состоянию на данный момент судом первой инстанции не выполнены требования уголовно-процессуального закона по подготовке уголовного дела для передачи в апелляционную инстанцию: не организовано ознакомление с протоколом судебного заседания, не рассмотрены надлежащим образом замечания на этот протокол, не все защитники получили копии жалоб, поданных другими участниками и не все участники процесса успели предоставить в суд свои возражения на жалобы других участников процесса, а также получить копии возражений на свои жалобы, - сообщил журналистам Артемьев. Поэтому защита указывала на необходимость снятия данного дела с рассмотрения и направления его в районный суд для устранения этих недостатков. Однако суд вопреки требованиям закона и здравому смыслу решил рассматривать апелляционные жалобы по существу.

Адвокаты ходатайствовали об исследовании в апелляционной инстанции вещественных доказательств и письменных материалов дела, которые отказался исследовать Нижегородский районный суд, а также просили допросить около семидесяти свидетелей, которых при рассмотрении дела по первой инстанции суд также отказался допросить.

«Ничего удивительного, что есть некоторое ощущение дежавю, потому что реально первая инстанция судебного разбирательства не состоялась, - пояснил происходящее адвокат Дмитрий Кравченко. – Реальное судебное разбирательство – это когда и обвинению, и защите дают возможность представить доказательства. Когда по огромному делу, состоящему сейчас уже из ста томов, с тремя подсудимыми и более чем десятью защитниками, защите дается фактически три рабочих дня на представление доказательств, это не судебное разбирательство. Поэтому, естественно, мы ставим перед судом апелляционной инстанции вопрос о том, что большинство доказательств, в исследовании которых было отказано судом первой инстанции, исследовать повторно. Потому что иначе исправить те грубейшие нарушения, которые были допущены в первой инстанции, на наш взгляд, невозможно».

При этом адвокаты подчеркнули, что будут добиваться вынесения оправдательного приговора своим подзащитным.

«Мы в любом случае требуем оправдать наших подзащитных, – заявил Дмитрий Кравченко. – Когда государство тринадцать с лишним лет не расследовало какие-то вещи и потом начинает ориентировать против подсудимых идею о сроке давности, это вообще странно. Потому что не вина подсудимых, что это дело столько длилось, что про него все забыли. И то, что подходит срок давности, не означает, что мы должны ни в чем не разбираться: «предать суду и расстрелять», как в сталинские времена. Такого не должно быть».

Напомним, что Евгений Воронин и Роман Маркеев обвиняются в превышении должностных полномочий при проведении оперативного эксперимента при раскрытии покушения на убийство Олега Сорокина, а также в похищении свидетеля по данному делу Александра Новоселова. Олег Сорокин обвиняется в пособничестве сотрудникам МВД в 2004 году и в получении взятки в 2012 году. Срок давности по эпизоду 2004 года истекает 27 апреля 2019 года.