Только на сайте
14 мая 2019 г.

И все же литература

Писатель Олег Рябов о чтении и писании

Испокон веков одной из важнейших человеческих ценностей являлась информация. Натан Ротшильд не был дураком, и принадлежащая ему мысль, о том, что, тот, кто владеет информацией, владеет миром, подтверждает его статус.

«В начале было слово…»
Евангелие от Иоанна

С древнейших времен вождь племени, король, князь рассказывал своему наследнику, как руководить государством, как вести себя с соседями, что покупать и что продавать. Лекарь-врач делился своими знаниями с учеником, а у мастера учился ремеслу подмастерье. И чаще всего самая ценная информация передавалась по наследству, один на один. И это тянулось веками, а может и тысячелетиями; даже, когда появилась письменность, то книги писались и переписывались в единичных экземплярах. Только с появлением книгопечатанья, то есть с появлением тиражирования знаний информация стала распространяться с безумной скоростью. Это была революция, одна из многих технических революций, происходящих иногда в человеческом обществе. Мир стал другим благодаря Гуттенбергу и его товарищам.

Но теперь уже вопрос грамотности встал перед человечеством ребром. Да, и не только перед простыми гражданами, но и перед теми, что хочет владеть миром: людей надо было научить читать, что бы, не только распространялись знания среди образованной части населения, но и была возможность манипулировать этим населением.

И потому, когда на мой вопрос: «Читал ли ты „Острова в океане“ Хемингуэя», мой товарищи отвечает мне, что он слушал роман со своей аудиосистемы, сидя в машине, мне кажется, что он не понял вопроса. Так же и с вопросом по поводу прочтения романа Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина» я уже жду ответа, что мой другой товарищ смотрел балет, и этого ему достаточно.

Что же касается детей, которые все сказки Пушкина смотрели по телевизору, и ещё много-много прекрасных книг смотрели в айфоне, и ещё будут смотреть, то я сразу вспоминаю замечательную реплику по поводу того, что те, кто читают книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор.

Поясню! Вся скотина: собака, корова, курица воспринимают мир, как видеоряд, как, движущуюся перед глазами, картинку; то же самое происходит со зрителем, сидящем в кинотеатре или перед экраном телевизора. Это другое мировосприятие. Я уже не про то, что кино — это вообще другой вид искусства.

Тоже могу сказать о моих друзьях, которые слушают классическую литературу в формате аудиозаписей. Конечно, обидно впустую проводить десятки часов, стоя в автомобильных пробках, и лучший способ использовать это время — слушать аудиокниги.

Но я о другом! Слух — это другая сигнальная система, и ею активно пользуется весь животный мир: и медведь, и лисичка, и ворона. Другое дело, что артист Ульянов или артист Смоктуновский действительно прекрасно читают, но это — другой вид искусства. И я ничуть не хочу умалить его значения. Любое высокое искусство заслуживает и всяческого внимания и благодарения.

Просто часто вспоминается гоголевский герой Петрушка, слуга Чичикова, который очень любил читать, при этом ему было всё равно, что читать — он наслаждался не красотою текста, а способностями человека из этих крючочков-буковок складывать слова, из слов фразы, а из фраз разумный законченный текст. То есть Гоголь в первой половине девятнадцатого века пришел к выводу, что человеческий мозг, это — мощнейший компьютер, который мы недостаточно используем.

Вот эти крючочки, символы, буковки, иероглифы, с помощью которых человек научился выражать глубочайшие чувства, предельно точно фиксировать результаты и события, обмениваться сложнейшей научной информацией и стали объектом обработки мощнейшим в мире компьютером — головным мозгом. И его, наш мозг, надо постоянно тренировать и тестировать, то есть попросту — надо читать каждый день.

А теперь о другом.

Среди многочисленных видов искусства, а к ним кое-кто уже относит и рекламу, и ландшафтный дизайн, неоспоримыми остаются всего лишь… И ленинская фраза про то, что «…из всех искусств для нас важнейшим является…» применима к любому из этих неоспоримых.

У Мнемозины было девять дочерей, девять муз, покровительниц искусств, и вот среди этих девяти шесть несли ответственность за различные жанры литературы. Это символично и естественно потому, что многие произведения в других видах являются вторичным продуктом по отношению к литературе.

Существование классического театра невозможно представить без писателя. Мольер, Бернард Шоу, Чехов работали не просто для театра: они часто работали по заказу театра, а иногда и под конкретного артиста.

Мало того, и опера не видит своего существования без писателя: «Евгений Онегин» и «Кармен», прежде чем их стали петь на сцене, были просто литературными произведениями. Текст вдохновляет композиторов и на создание балетов: «Дон Кихот» и «Анна Каренина» танцуют, и зритель забывает, что вначале был писатель.

Эпоха немого кино безвозвратно ушла, и современный кинематограф почти всегда работает со сценарием. Некоторые писатели отказываются работать с режиссером в плане написания сценария и отказываются уродовать свои тексты, хотя не возражают, когда этим занимаются другие; так появляются фильмы снятые «по мотивам». А есть авторы, которые зарабатывают деньги тем, что пишут киносценарии, конкретно не представляя себе в течение работы — кто будет снимать кино.

Библия — выдающее литературное произведение: она включает в себя и исторические хроники, и любовную лирику, и мистические пророчества, и философские теории, и классические мелодрамы. Вполне естественно, что такой богатый и сложный текст писался и редактировался не одним человеком, и Библия — произведение коллективного автора, но то, что это произведение искусства не вызывает сомнений. Так вот подавляющее большинство шедевров мировой живописи, созданных и в эпоху Возрождения, и в древнерусской живописи, да и написанных в более позднее время, появились на свет благодаря этой великой книге. Лувр, Галерея Уффици, Музей Прадо: проходишь по их залам и понимаешь, что библейские мотивы, а значит литература — самый сильный стимул к работе великих мастеров кисти и резца.

230 гравюр-шедевров, иллюстрирующих Библию, прославили Гюстава Доре на века; хотя и его художественные видеоряды, сопровождающие книги Рабле, Мильтона, Сервантеса, говорят о том, что литература его вдохновляла всегда, и иллюстрации к литературным произведениям сделали ему имя. Так же, как Невилля прославили его работы к Жюлю Верну, а Боклевский нам известен чаще всего по его иллюстрациям к «Мертвым душам» Гоголя.

У работников большинства творческих профессий: архитектор, скульптор, художник, артист, композитор — имеется некая табель о рангах, которая их всех выстраивает по ранжиру, то есть по качеству. Нам известны такие официальные звания, как: заслуженный артист, народный артист, заслуженный работник культуры, заслуженный деятель искусств, заслуженный художник, академик живописи и так далее и тому подобное.

И только у писателей и поэтов, создающих литературные тексты, нет этой градации. То есть — существуют таланты в определенных видах искусств, которые можно разглядеть и оценить в баллах или в званиях, но существует и Божий дар, который дается литераторам небесами, и этот дар, сумел его использовать мастер или нет, оценить современник не может или боится, отсылая решение этого вопроса на откуп потомкам.

Это накладывает большую ответственность на тех, кто называет себя писателем.