Только на сайте
4 марта 2019 г.

Олегу Сорокину не дали полноценную защиту

В Нижегородском районном суде, где завершается слушание уголовного дела, обвиняемыми по которому являются экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и бывшие сотрудники МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев, 1 марта продолжились прения сторон. Вначале выступили адвокаты Сорокина, а затем он сам.

Защитники потребовали признать Олега Сорокина невиновным по всем вменяемым ему составам и вынести оправдательный приговор. Адвокат Михаил Бурмистров извинился перед Сорокиным за то, что не смог оказать ему реальную помощь из-за беспрецедентных нарушений, допущенных судом в ходе рассмотрения дела.

«Горечь и стыд — вот с какими чувствами я подхожу к окончанию судебного процесса, — сказал в своем выступлении адвокат Дмитрий Артемьев. — Горечь за то, что не смотря на призывы Президента РФ о необходимости гуманизации судебной системы и недопустимости формального подхода к уголовному судопроизводству, „на местах“ поговорка „был бы человек, а статья найдётся“, продолжает быть более чем актуальной. А стыд за то, что я практически ежедневно находясь последние месяцы в здании Нижегородского районного суда, не то что не помог своему доверителю, но по сути даже не имел такой возможности. Вообще весь судебный процесс вызвал у меня ассоциации с поездкой на муляже автомобиля под горку — вроде бы всё выглядит, как настоящее, но на поверку все рычаги управления оказываются лишь видимостью».

Несмотря на несоблюдение принципов состязательности и равенства сторон, имевшее место в данном процессе по единодушному мнению адвокатов, защита детально обосновала вывод о невиновности Сорокина по обоим эпизодам дела.

Сам Олег Сорокин говорил около шести часов с небольшими техническими перерывами. Он указал на то, что суд не разрешил стороне защиты представить доказательства его невиновности и отказался допросить свидетелей защиты, в том числе явившихся в суд.

Сорокин особо подчеркнул, что ему не позволили исследовать в суде даже те материалы, которые были получены следствием и подшиты в уголовное дело, и о которых он узнал только на стадии ознакомления с материалами дела.

По словам Сорокина, в деле есть материалы, которые убедительно свидетельствуют о его невиновности, однако суд не разрешает ему ссылаться на эти материалы, поскольку они не были исследованы в суде, хотя защита об этом неоднократно ходатайствовала.

Действительно, судья не раз обрывала выступление Сорокина, когда он упоминал такие материалы.

«Хочу напомнить, что мы работаем в тех условиях, когда нам фактически вообще не дали предоставить доказательства, — сказал журналистам адвокат Дмитрий Кравченко. — Мы представили, по нашим подсчетам, где-то пять процентов из доказательств, которые собирались. То есть, фактически мы работаем только с теми доказательствами, которые представило обвинение, и даже они в полном объеме, на наш взгляд, свидетельствуют о том, что никаких оснований утверждать, что здесь было хоть какое-то преступление, нет. На наш взгляд, это достаточно очевидно».

Опираясь почти исключительно на доказательства, которые суд исследовал по ходатайствам стороны обвинения, Олег Сорокин и его защита тем не менее доказывали в суде, что преступлений, о которых говорится в обвинении, совершено не было.

В выступлениях адвокатов и самого Сорокина был дан подробный анализ всех фактов, использование которых разрешил суд, в результате чего сложилась достаточно ясная картина событий как 2004 года, так и 2012 года.

«Я думаю, что ни у кого в зале, включая и слушателей, и государственного обвинителя, и суд, не осталось никаких сомнений, что никакой взятки, никакого похищения, то есть обоих эпизодов здесь даже в помине быть не может.

Все, на чем основывается государственное обвинение, это только порочные доказательства, недостоверные свидетели, которые дают откровенно несоответствующие действительности показания и прочие порочные и недостоверные материалы», — резюмировал Дмитрий Кравченко.

Заседание суда продолжилось в 9:00 4 марта.