Только на сайте
1 февраля 2019 г.

«Открытый» суд под грифом гостайны

На суде по делу Сорокина, Маркеева и Воронина решали, что делать с тайной

1 февраля суд по делу экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и бывших офицеров полиции Евгения Воронина и Романа Маркеева заседал в закрытом режиме по ходатайству гособвинения и решению судьи, несмотря на протесты подсудимых и их защитников. Дело в том, что на суд намеревался провести допрос генерала полиции Виктора Цыганова, подчиненными которого в 2004 году были Воронин и Маркеев.

Участники процесса напомнили судье, что ранее ею было отклонено ходатайство адвоката Андрея Юдина, указавшего на наличие в материалах дела документов, несущих гриф «Секретно» и «Совершенно секретно», и на необходимость передать дело в областной суд, поскольку по закону районный суд не может рассматривать дела, связанные с гостайной. Суд отказал в этом ходатайстве, получив из канцелярии ГУВД письмо, в котором, как было сказано, сообщается о рассекречивании документов, хотя данное письмо так и не было приобщено к материалам дела.

«Мы вроде бы раньше решали, что государственной тайны в деле нет, а сегодня государственное обвинение ссылалось на некую «служебную тайну», хотя уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность закрытия судебного заседания только в том случае, когда речь идет об охраняемой законом тайне. Закона о служебной тайне нет, и в этом смысле мы полагаем, что закрытие было неправильным и нарушало конституционные принципы судопроизводства, в том числе гласность», - сказал журналистам адвокат Дмитрий Кравченко.

Защитники подчеркнули, что ни гособвинитель, ни суд в своем решении не сослались на конкретную норму закона, на основании которой заседание было закрыто для СМИ, несмотря на декларируемое отсутствие государственной тайны в материалах дела.

«Суд сослался на некую «служебную тайну», - пояснила журналистам адвокат Сталина Гуревич. – Хотелось бы отметить, что статья уголовно-процессуального кодекса, предусматривающая возможность закрыть судебное заседание полностью или частично, прямо говорит, что это должна быть либо государственная тайна, либо иная охраняемая федеральным законом (не какая-то «военная») тайна. Такого понятия, как «служебная тайна», на которую ссылалось государственное обвинение, нет. Государственное обвинение пыталось ссылаться на закон «О полиции», который не содержит такого понятия, как «служебная тайна», и в принципе не содержит понятия какой-либо тайны, охраняемой законом».

«Такого понятия, как «служебная тайна», на которую ссылалось государственное обвинение, нет. Государственное обвинение пыталось ссылаться на закон «О полиции», который не содержит такого понятия, как «служебная тайна», и в принципе не содержит понятия какой-либо тайны, охраняемой законом», - напомнила Сталина Гуревич.

По мнению защитников и подсудимых, гостайна в материалах дела имеется, и именно поэтому допрос ключевого свидетеля был объявлен закрытым.
«Сейчас происходит допрос ключевого, на наш взгляд, свидетеля, и сегодня в очередной раз, со стопроцентной уверенностью, установлено, что материалы дела содержат гостайну. И суд не может этого не понимать, - считает Сталина Гуревич. – Причем это не только те документы, на которых был основан оперативный эксперимент, но даже элементарно документы о государственных наградах Воронина, который получал их именно в связи с государственной тайной. И не закрыв этот процесс, не передав его лицу, полномочному рассматривать уголовные дела, содержащие государственную тайну, мы не можем изучить эти документы. Мы не можем изучить документы, касающиеся личности Воронина, что прямо запрещено действующим законодательством. То есть, у нас сейчас в процессе нарушается прямое указание уголовно-процессуального кодекса. Но это не первый раз, когда в этом процессе нарушается уголовно-процессуальный кодекс».

Убеждение защитников о наличии гостайны в материалах дела разделяет, судя по сообщениям журналистов, оставшихся в коридоре суда, и генерал Виктор Цыганов. Сетевое издание «Столица Нижний» сообщило со ссылкой на адвокатов, что в деле всё же остались засекреченные документы, рассекречена была лишь их небольшая часть. По словам адвокатов, Виктор Цыганов в ходе допроса часто отказывается отвечать на вопросы, объясняя это гостайной. Он, говорят защитники, заявил, что не видит никаких нарушений в действиях Воронина и Маркеева и не понимает, за что их судят.

«За 15 лет адвокатской практики я ни разу не видела уголовного процесса с бо́льшим количеством нарушений, - констатировала Сталина Гуревич. – Практически каждый шаг здесь нарушается право на защиту, принцип состязательности сторон, принципы равноправия сторон. Суд их полностью игнорирует. Лично у меня создается впечатление, что дан «зеленый свет» на любые нарушения, какие в принципе возможны. Безусловно, мы все эти нарушения фиксируем и будем их обжаловать как в процессе, так и по результатам вынесения приговора».