Только на сайте
7 февраля 2019 г.

Слабое место

На суде по громкому делу экс-главы Нижнего Новгорода что-то не так с аппаратурой и показаниями ключевых свидетелей

Почти 15 часов продлилось 6 февраля заседание Нижегородского райсуда по делу экс-главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и офицеров МВД в отставке Евгения Воронина и Романа Маркеева, завершившись ближе к полуночи.

Судебный марафон начался в 9 утра. В первой своей половине участники процесса ознакомились с видеозаписью оперативного эксперимента, проведенного 27 апреля 2004 года в рамках расследования дела о покушении на убийство Олега Сорокина. Видео удивило присутствовавших. Потерпевший Александр Новоселов (давший в результате оперативного эксперимента показания об участниках покушения, которые в дальнейшем были осуждены), не выглядит избитым и испуганным, каким являлся, по его собственным заявлениям в ходе процесса и по показаниям других свидетелей обвинения.

«В ходе просмотра записи оперативного эксперимента с Новоселовым мы все увидели, что он свободно писал показания, — сказал журналистам адвокат Дмитрий Кравченко. — И надо сказать, что эта видеозапись прямо не соответствует всему тому, что он говорил. На Новоселове нет никаких повреждений, его одежда не мятая, не тертая, не грязная. Он спокоен, нормально общается с людьми. У него не дрожат руки, он ведет себя совершенно спокойно, соответствует обстановке».

Представитель государственного обвинения после просмотра также задала Новоселову вопрос о чистоте его джинсов на коленях: в своих показаниях Новоселов утверждает, что стоял на коленях, испачкался и почистил джинсы только оказавшись в ГУВД, а на записи видно, что он пишет показания, положив листы бумаги на колени, и его голубые джинсы совершенно чистые. Участники процесса в своих выступлениях также обратили внимание, что на правой руке, в которой Новоселов держит ручку, нет следа от наручников, что губы Новоселова целы (согласно показаниям, губа была повреждена побоями и «висела»), что глаза его не покрасневшие и спокойные.

«Я думаю, если бы год назад суд посмотрел это видео, то мы бы здесь не сидели», — заметил Олег Сорокин. Он также подчеркнул, что теперь понятно, почему после просмотра такой записи прокуратура на протяжении почти четырнадцати лет раз за разом по результатам проверок отказывала Новоселову в возбуждении уголовного дела.

После перерыва обвинение неожиданно предложило изменить порядок представления доказательств и, минуя допрос свидетелей защиты по эпизоду с Новоселовым, перейти к допросу свидетелей по второму эпизоду уголовного дела, который инкриминируется только Олегу Сорокину. Причем для допроса вызвали некоего «секретного» свидетеля, который по неназванным причинам, видимо, чего-то опасается, а потому его решено допрашивать под псевдонимом, дистанционно посредством звуковой связи и с искажением голоса. Несмотря на возражения подсудимых и адвокатов, суд удовлетворил ходатайство обвинения, и необычный допрос начался. Однако, как и накануне с видеозаписью следственного эксперимента, подвела аппаратура. Свидетель не слышал вопросов, а участники процесса в зале не слышали его ответов. В итоге допрос продлился почти шесть часов и не закончился, а был отложен на 7 февраля.

«Мы допрашивали свидетеля в режиме секретности. И надо сказать, что была совершенно отвратительная связь. Здесь оборудование, которое направленно на сокрытие его голоса. К сожалению, очень плохо было его слышно, очень много вопросов приходилось переспрашивать, — рассказал Дмитрий Кравченко. — Но такой был интересный момент, что очень многие ответы на вопросы очень сильно задерживались — буквально чуть ли не с минутной задержкой поступал ответ. Суд нам в ответ на это замечание сказал, что это обусловлено техническими обстоятельствами, потому что долго идет сигнал. Но при этом, что интересно, далеко не на все вопросы ответ затягивался так надолго. И мы с учетом того, что до этого здесь с другим свидетелем происходило, когда его „заряжали“ непонятными бумагами перед входом в зал, склонны с не очень большим доверием относиться к этим паузам и предполагать, что свидетель тоже пользуется какими-то записями или иными источниками».

Также сегодня был заявлен девятый по счету отвод судье, причем на этот раз Екатерина Кислиденко не стала снимать ходатайство с рассмотрения суда, а удалилась в совещательную комнату и принесла постановление об отказе.

Заседание суда продолжится на сегодня, 7 февраля.