Только на сайте
30 января 2019 г.

Суд по делу Сорокина будет заседать каждый день, не взирая на здоровье обвиняемых и без фото- и видеосъемки

29 января Нижегородский районный суд, где слушается уголовное дело бывшего главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина и экс-офицеров МВД Евгения Воронина и Романа Маркеева установил график заседаний на февраль, согласно которому судебные заседания будут проходить с 9.00 ежедневно с понедельника по пятницу. Кроме того, суд в очередной раз отклонил ходатайства ряда СМИ, просивших разрешить фото- и видеосъемку, отказав им в этом на этот раз до конца процесса.

Заседание суда началось с опозданием более, чем на два часа, поскольку, в соответствие с ранее озвученным судьей Екатериной Кислиденко графиком на неделю, где говорилось о четырех заседаниях 28, 30, 31 января и 1 февраля, сразу несколько участников процесса 29 января отсутствовали в зале по различным причинам.

Адвокаты Дмитрий Кравченко и Сталина Гуревич, защищающие соответственно Олега Сорокина и Евгения Воронина, заранее запланировали свое участие в судах и в следственных действиях в других городах.

«Адвокаты, подстроив все другие дела под этот график, оказались занятыми в единственный день, когда не было запланировано заседаний Нижегородского райсуда. Назначая еще одно заседание на 29 января, судья заведомо пошла на неявку ряда участников процесса», — считает адвокат Олега Сорокина Дмитрий Артемьев.

Кроме того, по состоянию здоровья отсутствовал адвокат Кирилл Коптелов, который после удовлетворения самоотвода защитника Романа Маркеева Галины Соршневой, против чего возражал сам Маркеев, а также отказа от услуг Николая Бородина, остался единственным защитником подсудимого.

Нетрудоспособность по болезни адвоката Коптелова до этого стала непреодолимым препятствием для проведения заседания суда 28 января. Однако и на следующий день Кирилл Коптелов также не появился на заседании, однако попытался официально через канцелярию представить суду копию листка временной нетрудоспособности.

Вместе с ним защитник был намерен передать судье документ, подтверждающий, что родственники Романа Маркеева расторгли с ним соглашение и это лишает его возможности участвовать в процессе.

Тем не менее, канцелярия суда отказалась принять эти документы, сделал это по отношению к представителям защиты уже не в первые: адвокат Андрей Юдин сообщил, что у него струдники судебной канцелярии также отказались принять документы, отправив его в приемную председателя суда.

Отказ канцелярии принять документы — случай, по оценке стороны защиты, беспрецедентный: канцелярия является ни чем иным как службой регистрации документооборота, не наделенной полномочиями рассматривать и оценивать документы, принимая решения об их дальнейшей судьбе. Защита заявила СМИ, что подобное грубейшее нарушение организации работы судебного органа получит правовую оценку

Поскольку Роман Маркеев на заседании 29 января остался вовсе без защитников, суд вынужден был объявить перерыв на час, после которого Нижегородская коллегия адвокатов срочным порядком по требованию суда предоставила Маркееву адвоката по назначению Ирину Каталымову.

Сам обвиняемый возражал против этого и просил предоставить ему положенные в соответствие с ч. 3 ст. 50 УПК РФ пять дней на заключение соглашения с новым защитником.

После прибытия защитника Каталымовой суд приступил к допросу Александра Новоселова, выступающего в качестве потерпевшего, даже не поинтересовавшись, готова ли новый адвокат участвовать в процессе. Слово защитнице было предоставлено только ближе к концу судебного заседания только для того, чтобы отказать в ходатайстве об отложении заседания для подготовки и, в частности, конфиденциальной встречи с подзащитным.

«Ситуация с новым адвокатом хорошо вписывается в формулу „Я не понимаю“, как характеристику этого процесса. Новый адвокат пытается объяснить, что дело в глаза не видела, не знает ни сути обвинения, ни перечня доказательств защиты, ни перечня доказательств обвинения и не может дать своему доверителю каких-либо консультаций. Однако это никого не останавливает», — прокомментировал ситуацию Дмитрий Артемьев.

Выслушивать возражения против своих действий по ходу процесса судья также отказалась. Это  право было предоставлено защитникам лишь около 19.00 — в конце заседания.

Больной Кирилл Коптелов пришел на заседание после перерыва, чтобы передать судье документы, не принятые канцелярией, а адвокату Ирине Каталымовой материалы по делу, которые успел подготовить.

Однако суд принял решение, что Коптелов останется защитником Маркеева, теперь — на общественно-правовой основе несмотря на расторжение родственником Маркеева соглашения с ним и на отказ Маркеева от дальнейшего сотрудничества. Процесс продолжился с участием адвоката Коптелова, официально остающегося на больничном.

Суд также в очередной раз отклонил ходатайства ряда СМИ, просивших разрешить фото- и видеосъемку хотя бы тех эпизодов процесса, в которых не участвуют в качестве свидетелей бывшие и действующие сотрудники МВД, личность и внешний облик которых суд намерен сохранить в тайне. Причем, рассматривая ходатайства о съемке в конкретном заседании, судья вынесла решение об отказе до окончания процесса.

Был продолжен допрос Александра Новоселова, который, по мнению стороны защиты,  комментировать еще рано. Однако огрехи, связанные с отказом суда предоставить для изучения сторонами документы из материалов дела и огласить ряд старых показаний Новоселова, по словам адвокатов. уже тали заметны.

29 января заседание суда продолжалось до 19.00, после чего был объявлен перерыв утра 30 января. Всего же на этой неделе состоятся пять заседаний, которые проводятся каждый рабочий день. Такой же график был объявлен судом на весь февраль: заседания будут проходить ежедневно с понедельника по пятницу.

Адвокат Олега Сорокина Дмитрий Артемьев прокомментировал этот график следующим образом:

 «По большому счету у защитников теперь не будет возможности общаться со своими доверителями в условиях конфиденциальности, поскольку такие условия — худо-бедно — могут быть обеспечены только в СИЗО. В суде же мы общаемся под присмотром конвойной службы. Кроме того, если адвокаты, судьи, прокуроры после заседания поедут домой, то каким образом, в какое время к себе во „временный дом“ попадут подсудимые? Какой у них в результате этого судебного графика будет график жизни? И как он скажется на их здоровье?

А здоровье подсудимых и так пошатнулось — это факт. Об этом свидетельствуют машины „Скорой помощи“, которые регулярно дежурят около здания суда».

 «Считаю, что установление такого графика выходит за пределы разумного. Не вижу никаких оснований организовывать процесс именно таким образом», — резюмировал защитник.