Только на сайте
28 февраля 2019 г.

В суде над Олегом Сорокиным Роман Маркеев заявил, что его вынуждали дать ложные показания

Перед началом прения сторон и под конец судебного следствия в Нижегородском районном суде на процессе, где обвиняемыми выступают экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин и бывшие офицеры МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев, из показаний последнего выяснилось, что высокие полицейские чины оказывали на него давление, добиваясь дачи им ложных показаний. Кроме того, суд не стал допрашивать свидетелей защиты и, принимая и разрешая ходатайства обвинения и защиты, отказал адвокатам в удовлетворении абсолютного большинства заявленных ими ходатайств. Судебное следствие на процессе закончилось и начались прения сторон.

«Мы заявили (мы не считали, но суд очень тщательно считал вместе с прокурором) 58 ходатайств об истребовании документов, об оглашении доказательств из материалов дела, о приобщении документов, о вызове свидетелей, о допросе свидетелей, — рассказал журналистам адвокат Дмитрий Кравченко.

— Однако судом приобщены только несколько документов — их можно пересчитать по пальцам. Все остальные ходатайства не удовлетворены, во всем отказано. Отказано даже в оглашении материалов дела, которые уже находятся в деле. Причем, представляли мы их так же, как государственное обвинение — в табличной форме. Более того, давали подробные объяснения того, почему и как мы хотим эти документы огласить.

Но суд опять посчитал, что те документы, которые лежат в деле, не имеют к делу никакого отношения».

Что касается отказа суда вызвать для допроса свидетелей защиты, каковых, по словам адвоката Дмитрия Артемьева, было заявлено 45 человек. Однако суд не стал допрашивать даже первых пятерых, которые в течение нескольких дней являлись в Нижегородский районный суд, где им было отказано даже в регистрации их явки.

«Отказано нам было и в допросе тех свидетелей, которые явились — а это прямое нарушение закона, — считает Дмитрий Кравченко. — Причем со ссылками на некие злоупотребления защиты, такими, что невозможно даже понять, в чем состоит злоупотребление.

Нет никаких разумных оснований считать, что мы чем-то злоупотребляли».

«На наш взгляд, то, что произошло, — это окончательное сворачивание состязательности, потому что защите практически не было дано возможности ни представлять доказательства, ни вызывать свидетелей, ни осматривать вещдоки, ни делать вообще что-либо.

В этих условиях можно констатировать, что краеугольный принцип состязательности нарушен окончательно. Никаких оснований считать, что было хотя бы формально выдержано некое равенство, у нас нет», — резюмировал Кравченко.

В суде дал показания подсудимый Роман Маркеев. Свои показания он дополнил, заявив в судебном заседании, что высокие полицейские чины оказывали на него давление, добиваясь дачи им ложных показаний.

В частности, Маркеев сообщил, что еще до ареста следователь Филоненко свел его с начальником управления уголовного розыска Мирясовым, в кабинете которого состоялся разговор Маркеева с начальником УБЭП Овчинниковым и еще одним полицейским чином, которым, согласно показаниям Маркеева, был начальник ГУБЭП России, сказавший, что находится в Нижнем Новгороде в командировке по делу Сорокина.

«Начальник ГУБЭП сказал, что познакомился с материалами, сказал, что оперативный эксперимент был отлично проведен и организован, — сказал в своих показаниях Маркеев. — Он мне тогда сказал, что вы все отлично провели, но все равно сядете. Я, говорит, каждый день докладываю замминистра МВД России.

Сорокина уже арестовали, вас также арестуют, все уже решено.

Он стал говорить, что у меня диабет, предложил мне дать показания, что всем руководил Сорокин. Я тогда Сорокина практически не знал».

«Потом, когда меня уже арестовали, ко мне пришел уже Овчинников и сказал, что он племянник Бабича. Сказал: вот тебя как арестовали, так и выпустят, только дай показания.

Я ходатайство заявлял следователю, чтобы он меня допросил по этому поводу, но следователь отказал», — сообщил суду Маркеев.

На уточняющий вопрос адвоката, правильно ли можно понять, что вас просили дать ложные показания, Маркеев ответил: «Да, правильно».

«Маркеев попросил дополнить свои показания и сообщил, что на него выходили руководители правоохранительных структур. Прямо угрожали, что его посадят, если он не сдаст Сорокина. Он отказался давать такие показания. Вот такое интересное обстоятельство сегодня выявилось», — подытожил Дмитрий Кравченко.

Заседание суда продолжилось 28 февраля в 10.00.