Только на сайте
28 декабря 2018 г.

Захар Прилепин недоумевает

Многодетный отец не понял, почему другому многодетному отцу не позволили увидеть сына

Писатель и общественный деятель прокомментировал отказ суда Олегу Сорокину в свидании с сыном накануне Нового года.

В Нижнем продолжается суд над Олегом Сорокиным.

Судья отказала младшему сыну Сорокина в свидании с отцом.

Сделано это было, как сам Сорокин совершенно обоснованно заметил, в «иезуитской форме».

Он рассказывает: «Сначала судья сказала, чтобы сын приехал и лично подал заявление. Парень приехал из-за границы, где он учится, чтобы навестить отца перед Новым годом, пришел и получил отказ. Чем мальчишка виноват? Зачем такая неоправданная жестокость?»

И далее продолжает: «Всем понято, что это форма давления. Была договоренность: я и мой старший сын Никита слагаем полномочия депутатов ОЗС — за это мне дают свидания с младшим сыном. Теперь эта договоренность не выполняется. Суд говорит, что это была договоренность со следствием, а „мы ее знать не знаем“».

Что тут сказать.

Нет, я всё понимаю: политика, экономика, «пришло наше время», всё такое.

Но вот так-то зачем?

Ну, ей-Богу. Нравится вам Сорокин — не нравится, это никакого значения не имеет. Считаете вы, что он вас в чём-то обокрал — на здоровье (его, кстати, не за это судят). Но я так и не понял: а зачем с сыном-то так?

Вот судья, ей 29 лет, она женщина. И она подобным образом себя ведёт. Зачем?

Я детей Сорокина видел однажды, но наблюдал, правда, в течение нескольких часов. У меня своих четверо (от одной жены) — у него трое (от одной жены) — я к тому, что у меня есть кое-какой опыт наблюдения за детьми. На меня подействовало тогда, что все трое вели себя просто безупречно. Старшие сыновья сидели со взрослыми за столом и лично мне показались весьма разумными, собранными и дельными. Точно не набаловками и не — как это раньше называлось (сейчас — не знаю) — мажорами.

И вот пацан ехал издалека. На Новый год повидаться с отцом. Пацану заранее сказали: дали добро на свидание, всё получится.

Он надеялся.

Приехал, ему говорят: иди отсюда.

Нормально?

Мне кажется, что-то дурное происходит сейчас. Только мне так кажется?

Захар Прилепин