Общество / В разрезе
№ 25 (97), 21 декабря 2007 г.

А судьи кто?

или «Здравствуй, бабушка-ЕГЭ!»

Как известно, в 2008 году выпускники нижегородских школ будут сдавать Единый государственный по русскому языку. Таким образом, один из последних бастионов здравого смысла, которым по праву можно было считать департамент образования нашей области, пал. Над разрушенным «замком» гордо реет желтый стяг с ликом главного ЕГЭфила Российской Федерации — министра Андрея Фурсенко. Правда, торжество победителя не является полным, поскольку другие дисциплины (физика, химия, математика и т.д.) будут отданы на заклание беспощадному трехбуквенному идолу только в 2009. Но первый шаг к этому глобальному жертвоприношению уже сделан, и никто не может гарантировать, что дальнейшее развитие событий увенчается современным вариантом «Чуда Георгия о змие» (в час «Икс» неожиданно появится посланный свыше воин, который, к всеобщему удовольствию, повергнет монстра, выращенного в обманчивой тиши комфортабельных кабинетов Минобразования). Увы, скорее всего, плохое, как это у нас водится, доведут до конца — над просторами нашей необъятной родины взойдет полнейшее ЕГЭ…

О том, что из себя представляет этот вылепленный стараниями Фурсенко Голем, писалось уже неоднократно. Поэтому есть смысл поговорить о вещах, которые известны практически каждому, но по тем или иным причинам не высказываются вслух. Начнем с того, что введение ЕГЭ является типичным примером реформы «сверху»: мнением тех, кто будет иметь непосредственное отношение к «употреблению» результатов ЕГЭ на практике, ее разработчики нисколько не интересуются. Так, высшие учебные заведения никакого восторга по поводу возможности всеобщей ЕГЭизации не испытывают. Они совершенно резонно полагают, что право выбирать тех, кто будет проходить обучение в их стенах, является их же собственной прерогативой.

Здесь будет вполне уместна следующая аналогия. Предположим, что некто решил покончить с холостяцкой жизнью и вступить в законный брак. В один из дней он предложит избраннице своего сердца отправиться в ЗАГС и официально зарегистрировать новый статус их отношений. Однако там счастливые влюбленные к своему глубокому изумлению узнают, что не имеют никакого права рассчитывать на счастливую семейную жизнь, поскольку вышло постановление, согласно которому женихи получают невест исключительно в соответствии с результатами единого государственного тестирования на демографическую «вменяемость». Подходит жених невесте (или невеста жениху) — не имеет никакого значения, главное — набранное в ходе проверки количество баллов.

Маниакальная настойчивость, с которой проводится насаждение ЕГЭ, сродни попыткам вдолбить в сознание общества странную мысль, что нам невозможно будет избежать вступления в ВТО или подключения к Болонскому процессу. Во всех трех случаях власть не желает объяснять, зачем это, собственно нужно, и почему без этого нельзя обойтись. Взамен она предлагает набор ничего не значащих деклараций, заключающихся в своеобразном терминологическом «онанизме»: на все лады склоняются такие выхолощенные термины, как «интеграция», «рынок», «мировая экономика», «прогресс», «демократия» и т. п.

Весьма характерно, что ни на один контраргумент противников вступления в ВТО власть не удосужилась ответить. Ту же ситуацию мы наблюдаем и в ситуации с ЕГЭ. В многочисленных публикациях, авторами которых являются действительно крупные специалисты в сфере образования (а не гениальный Фурсенко, до своего назначения министром не проработавший там ни дня), ЕГЭ давным-давно разбит в пух и прах. Но это, похоже, разработчиков «реформы», больше смахивающей на диверсию, нисколько не волнует. Если бы, например, в ходе какого-нибудь судебного заседания прокурор предоставил неопровержимые доказательства вины обвиняемого, а адвокат не смог бы их опровергнуть, предпочитая ограничиться молчанием, то чем бы закончилось дело? Ответ очевиден: вынесением обвинительного приговора. Почему же «суд» над концепцией и формой проведения ЕГЭ проходит по другому сценарию? Что мешает восторжествовать разуму и справедливости? К огромному сожалению, создается впечатление, что большинство наших властных структур, в том числе и Минобразования, живут в каком-то параллельном мире, где не действуют законы логики и здравого смысла.

Каким же тогда законам эта новая вселенная все-таки подчиняется? Ответ очень прост: законам махрового неолиберализма, которые сводятся к одному главному принципу — право на существование имеет только то, что приносит прибыль. На «райском» Западе, откуда к нам и перекочевал ЕГЭ, производство тестовых заданий давно стало доходной отраслью бизнеса, которой, естественно, нет никакого дела до формирования образованной и всесторонне развитой личности. У нас еще, слава богу, коррозия школьной и вузовской системы не дошла пока до такой степени, но если все будет продолжаться так, как продолжается, то и этот ресурс выкачивания средств будет освоен в полной мере. Тем более что извлечение прибыли сопряжено здесь с минимумом интеллектуальных и педагогических «вложений».

Впрочем, не будем ходить за примерами далеко. Отправимся прямиком в один очень популярный у нижегородцев книжный магазин и посмотрим, что могут там найти мальчишки и девчонки, а также их родители, оказавшиеся перед необходимостью сдавать ЕГЭ по русскому языку.

Для того, чтобы лучше подготовиться к участию в грядущей профанации, они могут приобрести книжонку под названием «Русский язык — ЕГЭ — 100 баллов», выпущенную московским издательством «Экзамен» в 2007 году. В аннотации сообщается, что она представляет собой «Пособие для подготовки к централизованному тестированию и ЕГЭ». Кроме того, указанное пособие «рекомендовано ИСМО (Институтом содержания и методов обучения) Российской Академии Образования». Коллектив авторов состоит из шести человек, являвшихся разработчиками экзаменационных заданий 2006 года (то есть все приличия соблюдены, и у потенциальных покупателей не должно быть никаких сомнений, что они приобретают качественный товар из первых рук, а не какую-то пиратскую подделку).

Знакомство с данным опусом (царствие ему небесное!) еще больше укрепило меня в мысли, что Минобразования и лично гражданин Фурсенко действительно находятся в каком-то особом мире, где существует собственная лингвистика, тождественная по своей иррациональности биологическим теориям незабвенного Трофима Денисовича Лысенко (странно, что на обложке не оказалось адресованного ему или академику Марру посвящения). Я, например, с удивлением узнал, что звук «о» является согласным (кто не верит, может заглянуть на с. 20)! Со смятением обнаружил, что в предложении «Воротись, поклонися рыбке» все глаголы находятся в изъявительном наклонении (вновь не шучу и отсылаю к с. 84)! Дальше мое удивление, надо признаться, пошло на спад, поскольку созданный творцами ЕГЭ антимир стал казаться удивительно знакомым и где-то уже виденным. Сначала я никак не мог вспомнить, что же мне все это напоминает, но потом пришло озарение: да это же римейк знаменитого детского мультфильма «В стране невыученных уроков»! Только в этой волшебной стране двоечник Витька (он, видимо, когда вырос, стал работать в пресловутом ИСМО или где-нибудь еще выше) в качестве фразы, иллюстрирующей необходимость постановки тире между подлежащим и сказуемым, выраженным инфинитивом, мог написать, например, такое: «Учиться — всегда пригодиться» (любителям путешествий в виртуальные миры добро пожаловать на с. 85)! Кстати, если кто-то не заметил, то в последней фразе — помимо орфографических огрехов — сказуемое выражено вовсе не инфинитивом, а глаголом в третьем лице (в «доме», который построили сотрудники коварного ИСМО, подобные тонкости, надо полагать, давно упразднили за ненадобностью).

Ну и, конечно же, Витька-ЕГЭист приложил свою руку к заданию на с. 70, где требуется указать, какое слово из четырех предложенных написано с ошибкой. Слова эти довольно простые: «на пристани», «к пристани», «около пристане» и «в тетради». Как вы думаете, на что направил Витька свой гневный перст? На пострадавшее за правду слово «в тетради», разумеется…

А вот интересно, эти самые разработчики ЕГЭ 2006 года, когда получали премию за грехи свои тяжкие, где расписывались: «в ведомости» или «в ведомосте»? Или, может быть, финансовое воздаяние они предпочитают снимать с кредитной «карточкЕ»? Так или иначе, но за их материальное благосостояние (или «благасастаянее»?) мы спокойны (последнее слово — без вариантов). Как говаривал столяр Джузеппе в «Золотом ключике», заработают они себе и на кусочек хлеба, и на стаканчик вина…

Если в момент чтения этой статьи за вашим левым плечом материализуется астральное тело министра Фурсенко, уста которого начнут нашептывать вам в ухо оправдательные речи («Это всего лишь опечатки… Не верьте хулителям ЕГЭ… Признайте власть князя мира сего…»), то не придавайте им значения: книжка, о которой у нас сейчас шла речь, вышла уже четвертым — и наверняка не последним — изданием. Так что случайности здесь нет. Все, увы, очень и очень закономерно.

Закономерно и то, что очень многие нижегородские школьники введению ЕГЭ по русскому языку, к сожалению, обрадовались. Те из них, кто решил стать в 2008 году абитуриентом высших учебных заведений, увидели в ЕГЭ спасительную возможность избежать сочинения — самого, пожалуй, сложного, но так необходимого для проверки подлинных знаний и общего уровня культуры вступительного экзамена. «Ура, теперь ничего не нужно читать!» — так реагируют школьники на известие об отмене сочинения, предполагавшего необходимость не только продемонстрировать грамотность, но и способность ориентироваться в художественных мирах Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского и других. Радость их не напрасна. Скоро не нужно будет и думать…