Общество / Кризис системы
№ 25 (97), 21 декабря 2007 г.

Российский агитпроп

Несколько брендов новейшего пиара

Тема «совок возвращается» уже навязла в зубах. Мне она представляется несколько пошловатой. Тем более что и сходство дня сегодняшнего и времени «золотого застоя» довольно поверхностное. Тем не менее сходство есть, и не признать это невозможно. Вот, например, государственная пропагандистская машина работает по тем же схемам и выдает продукт столь же бездушный и бессмысленный, как и при поздних «Советах».

Однако и здесь время наложило отпечаток. Если советский «агитпроп» был пропагандой в чистом виде, то сегодня нам приходится созерцать нечто похожее больше на коммерческую рекламу. Даже образ первого человека в государстве формируется в массовом сознании по законам рекламы. Населению все время стараются «продать» президента, точно так же как продают какой-нибудь стиральный порошок.

Можно вспомнить и странную кампанию по сбору подписей под обращением к Путину с просьбой остаться на третий срок. В том числе и потому, что она была заявлена как инициатива снизу, из глубины народных масс, но имела все признаки спущенного сверху распоряжения. И информационная поддержка кампании была организована солидная, и подписи под обращением, если верить информации депутата Заксобрания Владислава Егорова, людей заставляли ставить в приказном порядке, запугивая и, фактически, выкручивая руки. Но ведь были и такие, кто подписывался не то что добровольно, а с энтузиазмом, так сказать — по зову сердца.

Но вот спроси у любого из этих фанатов президента: чем же так мил их сердцу Путин, чем он хорош? Что они ответят? «Гарант стабильности», «поднял Россию с колен», ну и что-то еще в том же духе. Для Нижегородской области путинская стабильность выглядит следующим образом: смертность ежегодно превышает рождаемость почти в два раза, одиннадцать процентов нижегородцев (и это по официальным данным!) проживает за чертой бедности и еще шестьдесят процентов обретается где-то около этой черты, продолжается рост всевозможных тяжких заболеваний, рост алкоголизма, в том числе среди подростков, рост преступности. Но не пытайтесь рассказать об этом сторонникам президента. Они вас попросту не услышат. Они верят в Путина так же, как потребители телевизионной рекламы верят в чудодейственные свойства какого-нибудь йогурта. И поэтому они ничего не хотят знать…

Но именно как чудодейственный йогурт или стиральный порошок, который отстирывает «не просто чисто, а безупречно чисто», нам и преподносят Путина СМИ. Ежедневно и неустанно.

Накануне декабрьских выборов был специально изобретен новый бренд — пресловутый «План Путина». Рекламные щиты со всех перекрестков сообщали, что «План Путина — победа России!», «План Путина работает!» Когда я увидел этот слоган, в памяти сама собой всплыла реклама одной из многочисленных финансовых пирамид начала 90-х: «Ваши деньги работают за Вас!» Нам сообщали, что мы уже вписаны в ПП, и тут же предлагали себя в него вписать.

Бренд «План Путина» считался настолько успешным, что за право использовать его в предвыборной гонке развернулась настоящая борьба. В предвыборном списке «Единой России» значилось 65 губернаторов различных областей. Так вот, право использовать образ Путина в предвыборных целях (с «неформального согласия» Самого) получили, если я не ошибаюсь, только около тридцати. Валерий Шанцев в их число попал. И потому нижегородские улицы среди прочих украшали плакаты «План Путина в стратегии Шанцева». Похожие плакаты, кстати, были развешены и в Москве: «План Путина — курс Лужкова». Передрал ли кто у кого идею или это был изначально разработанный единый для всех шаблон, мне не известно.

Мне этот рекламный ход представлялся несколько избыточным. Вроде бы Путин заявил, что на третий срок выдвигаться не собирается. Всякие фантазии на счет «Духовного отца нации» (или какой там статус пытались для Путина изобрести?) — всего лишь пустые фантазии. Какой смысл рекламировать снимаемый с производства продукт?

С другой стороны, политическая жизнь в стране заморожена, оппоненты — затоптаны, административный ресурс — мобилизован. Вроде бы и вообще нет надобности рекламироваться. Но это только, если думать, что нам рекламировали Путина и «Единую Россию».

А рекламировали нам на самом деле другое. Определенный тип мироустройства. Ту самую «стабильность». Мир, в котором обычному русскому человеку неуютно или даже, прямо скажем, плохо. Тот самый мир, где смертность растет, преступность растет, наркоманов и бомжей становится все больше, где даже в повседневных привычных занятиях большинство из нас чувствует себя затюканными и замордованными. Это и есть прекрасная устремленная в будущее Россия.

Мы в очередной раз согласились этот мир принять.

Показательно, что о Плане Путина СМИ забыли сразу же после выборов. Даже об «амбициозных задачах по удвоению ВВП» в свое время говорили дольше. А тут моментально как отрезало. Бренд отработал свое — можно выбрасывать. Однако я бы советовал своим согражданам не забывать ни про ПП, ни про всех, кто на этом Плане пиарился. Кто его знает, может быть, в один непрекрасный день мир, который нам навязали, окончательно станет непригоден для жизни. По крайней мере, не придется гадать, с кого за это спрашивать. Припомнится и План Путина, и курс Лужкова, и чья-нибудь стратегия…

А пока, раз уж мы согласны жить по навязанным нам правилам, — новый бренд на повестке дня: «новый президент России». Жену этого человека СМИ уже называют «новой первой леди». Сам он выступает на телевидении с фактически обращениями к нации и вроде бы как назначает премьеров в свое несуществующее правительство.

Но у меня такое идиотское по нынешним временам ощущение, что преемника сперва должны всенародно избрать. Ну придётся, что делать. Народ должен волеизъявиться — предназначение у него такое. После президент должен внести кандидатуру в премьеры на обсуждение или на утверждение — ну должен же. Утвердить его должны, понимаете? И так далее…

Выборы, между тем, еще не состоялись, до выборов еще почти три месяца…

Происходящее бесстыдство однако никого почему-то не возмущает — его попросту никто не замечает. Потому что бесстыдство сегодня — норма.