Общество
№ 89 (1407), 27 ноября 2008 г.

Остановите снайпера!

Остановите снайпера!
В Хельсинки, состоялась презентация ежеквартального дайджеста «Новой Газеты» на финском языке. Новый проект реализуется силами издательского дома «ИНТО», в который входит редакция газеты «Войма» («Борьба»), финский Комитет Защиты Мира и издательство «Роузбад».

Более десятилетия бесплатная газета «Войма» является открытой дискуссионной площадкой для людей разных взглядов. От изданий мэйнстрима финской журналистики газета отличается тем, что игнорирует принципы пресловутой политкорректности при условии уважения друг к другу участников дискуссии. В какой-то мере «Войма» перекликается по стилю и тону с «Новой газетой», приветствуя журналистов, имеющих волю не только констатировать факт, но и заявить свою позицию по отношению к нему. Поэтому часто ведущие журналисты финских изданий предъявляют факты на полосах своих изданий, а потом приходят в «Войму» — написать, что они об этом думают.

Финский комитет защиты мира, несмотря на свою историю прямого «наследника» просоветских организаций эпохи поствоенного «нейтралитета» Финляндии по отношению к большому соседу, живет не прошлым, а настоящим. Именно они провели первый антивоенный пикет у российского посольства еще в 1994 году. Именно они «открыли» для Финляндии Анну Политковскую, пригласив ее еще в 2004 году. Тогда же начали издавать книги совместно с издательством «Роузбад».

«Роузбад» — верные друзья многих российских журналистов, музыкантов, писателей. Они принимают активное участие в деятельности Финско-Российского гражданского форума — коалиции НПО, включая финскую секцию «Международной Амнистии», общественных и политических деятелей. Они отчаянно пытались помочь нам сохранить исторический Нижний, отправляя письмо за письмом губернатору Геннадию Ходыреву и мэру Вадиму Булавинову. Издавая путеводители по России (выходя при этом за пределы традиционной линии Москва — Санкт-Петербург), безуспешно пытались разъяснить официальным «патриотам» Нижнего Новгорода, что разрушение той же улицы Короленко приведет к потере инвестиционной привлекательности Нижнего как туристического центра.

История участников финско-рос­сий­ского проекта «Новой газеты» во-многом объясняет, почему именно эти люди стали его генераторами. Они привыкли не только писать, но и действовать. А также помогать своим коллегам из стран с «диктаторскими наклонностями» донести свое мнение до финского общества. Это не только Россия, но и страны Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока. Поднимаются конфликтные вопросы европейского общества: права мигрантов в «европейской цитадели», расширение НАТО и Евросоюза, размещение военных баз. Причём критикуют финское же правительство. Но это никого не пугает. Многие из команды финской «Новой» не так давно выиграли муниципальные выборы и сейчас являются членами городского совета Хельсинки.

Смерть Анны Политковской стала еще одним катализатором развития сотрудничества, которое началось с публикаций переводов из «Новой» на страницах газеты «Войма». Книжный формат финской «Новой» — практически второй этап этого сотрудничества.

Первый выпуск как раз посвящен погибшим сотрудникам «Новой газеты» — Игорю Домникову, Юрию Щекочихину и Анне Политковской.

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород — регионы, в которых люди еще имеют относительный доступ к бумажной «Новой газете». Но это уже не так просто сделать где-то в Волгограде, куда газета просто не доставляется, или в Выборге

На пресс-конференцию, посвященную запуску проекта, были приглашены Артемий Троицкий, как один из авторов «Новой», популярный у финского читателя, и Николай Донсков, долгое время возглавлявший питерский офис «Новой», а сейчас отвечающий за сотрудничество со странами Скандинавии. И я...

Наш своеобразный триумвират по сути представлял собой еще и географический треугольник: Москва–Санкт-Петербург-Нижний Новгород — регионы, в которых люди еще имеют относительный доступ к бумажной «Новой газете». Но это уже не так просто сделать где-то в Волгограде, куда газета просто не доставляется, или в Выборге. Выборгский журналист Андрей Коломойский рассказал, что в его город «Новая газета» добирается в количестве одной штуки. И это несмотря на относительную близость к Питеру и уж совсем соседское расположение по отношению к Хельсинки. Все остальные довольствуются интернет-версией.

Эта география отражена и в первом номере на финском. На страницах дайджеста опубликованы работы авторов всех трех редакций «Новой». К сотрудничеству также были приглашены независимые российские журналисты, пишущие в другие издания или вообще ушедшие в свободное плавание.

Темами первого дайджеста стали эскалация военной напряженности в Закавказье с его пятидневной войной, представление новых политических течений в России в спектре от прокремлевских «НАШИстов» и «молодогвардейцев» до оппозиционных нынешней власти — от дугинских «евразийцев» с их апологетикой имперских амбиций до запрещенных нацболов. Плюс актуальные ныне вопросы экологической безопасности. Они традиционно являются значимыми для финского общества. В поле зрения составителей сборника попали планы нижегородских чиновников возобновить реализацию проекта строительства атомной станции на территории области. Тем более что в современной российской реалии очень плотно переплелись темы экологии, протестного движения, свободы слова и собраний. Неслучайно продолжением публикации об истории развития планов строительства АЭС стала статья о тактике нижегородских правоохранителей по пресечению всякого рода экологических акций. В сборнике опубликована одна из последних статей Анны Политковской.

Молодой российский художник Елена Ковылина представила в Хельсинки один из своих видео-проектов. Он был снят еще в 2006, после убийства Политковской. Но в России Елена так и не смогла его показать. Не дали. Мол, «запрещенное искусство».

Этот десятиминутный фильм был посвящен памяти всех убитых российских журналистов. Музыка Чайковского и образ лебедя как реминисценция на ставшее традиционным использование балета в качестве способа заткнуть сетку вещания в дни социальных потрясений. Лебедь в прицеле снайперской винтовки. Параллельные движения нежных пуант и грубых армейских ботинок. Немой диалог глаз снайпера и взмахи ресниц лебедя. И в этих глазах человека, готового растоптать хрупкую жизнь, нет ненависти... Там — пустота. Он просто выполняет приказ. И вот — финал: конечно, пуля достигла своей цели. Тем более что лебедь не бежит от беды, а просто плывет своим путем. На сцене — разлетевшиеся перья лебедя, ставшие розовыми. И хрупкая девушка, уже не в балетной пачке, остается недвижимой. А в прицеле снайперской винтовки мелькают имена тех журналистов, чью жизнь прервали до 2007 года. Сейчас в этом списке появились новые имена.

Художник не может ответить на вопрос, как остановить снайпера. И никто в одиночку не убережет мир от его винтовки. Но когда людей, уставших бояться, появляется все больше, снайперу будет все труднее поймать назначенную цель.