Экономика
№ 33 (1448), 3 апреля 2009 г.

Галина САВЧЕНКОВА: «Моя точка зрения не совпала с точкой зрения мэра Дзержинска»

Мы уже писали о ситуации в Дзержинске — вокруг временной комиссии по анализу доходной части бюджета («Обманули собственные ожидания» — №18 от 20 февраля 2009 года). Комиссия эта, напомним, нашла возможность пополнения муниципальной казны более чем на миллиард рублей. Но сначала часть «найденных» 88 миллионов внесли в мэрский резервный фонд (а не на социальные программы, за что первоначально ратовали члены городского парламента), а далее депутаты приняли решение о прекращении деятельности комиссии и слиянию её с антикризисным комитетом, находящимся под эгидой... мэра. В чём разница — точка зрения депутата Городской думы Дзержинска, директора «Завода герметизирующих материалов» Галиной Савченковой, которая, собственно, и возглавляла комиссию.

— Галина Анатольевна, начнем с самого начала. Почему вообще в свое время была создана депутатская комиссия, которую вам пришлось возглавлять — депутаты не верили, что администрация сможет или захочет ­спра­ви­ть­ся с бюджетом своими силами?

— В компетентности дзержинского управления финансов никто не сомневался. Но вы же знаете, что впервые бюджет верстался на три года, а временные сроки на это были даны небольшие. Мы — депутаты — понимали, что за такое время выполнить качественно работу по верстке бюджета практически невозможно, вот и решили оказать администрации свое­образную помощь, создав комиссию по анализу доходной части бюджета. Как говорится, одна голова хороша, а две лучше. Кстати, в комиссию вошли как депутаты, так и работники администрации. Состав подобрался сильный. Все работали заинтересованно, не считаясь с личным временем. За полтора месяца мы провели девять заседаний комиссии, и, поверьте, они были не пустой говорильней. На все вопросы, возникающие у депутатов по доходной части бюджета, работники администрации давали исчерпывающие ответы. По сути, анализ доходной части бюджета и выявленная нами возможность пополнить его еще более чем на миллиард рублей, основывался на ответах, полученных от администрации. Мы ничего с потолка не брали.

— Тем не менее, руководитель этой администрации Виктор Портнов найденные вами цифры публично на заседании думы назвал виртуальными, а деятельность комиссии по данному направлению — популизмом.

— Пусть это остается на совести мэра. Обвиняя нас в популизме, Виктор Валентинович, на мой взгляд, во главу угла ставил политику. Сами понимаете — предвыборный год, амбиции у всех разные. Конечно, полученные нами данные можно использовать в политических целях, и, возможно, кто-то и сделает это впоследствии. Однако говорю со всей ответственностью: членами комиссии в данном случае двигала только экономическая целесообразность. Мы ведь собирались продлить работу комиссии до конца 2009 года, так как считали, что в пору кризиса, когда экономическая ситуация в городе оставляет желать лучшего, дополнительная структура, способная найти скрытые внутренние ресурсы пополнения бюджета, полезна. Мы считали, что те социальные программы, финансирование которых не было заложено администрацией в проекте бюджета на 2009 год, необходимы городу. Мы очень хотели, чтобы эти программы работали, и искали под них деньги. И нашли.

— И их градоначальник назвал «виртуальными»...

— Конечно, если деньги валяются на земле, они, по сути, еще виртуальны — они не в кармане. Для того чтобы эти деньги стали реально твоими, нужно сделать физическое усилие: нагнуться и поднять их. Так вот наша комиссия нашла деньги, валяющиеся под ногами, а захочет ли администрация нагнуться и поднять их, превратив из виртуальных в реальные, вопрос не к нам.

— Вот вы говорите, что депутаты были заинтересованы в том, чтобы и в 2009 году в городе работали социальные программы?

— Да.

— Говорите, что в условиях кризиса работа вашей комиссии полезна городу?

— Да.

— Как тогда понимать то, что депутаты пошли на уступки мэру, для которого социальные программы оказались ненужными? Как понимать то, что депутаты, по желанию администрации, согласились на ликвидацию своей комиссии?

— Я задавала аналогичные вопросы своим коллегам по депутатскому корпусу. В ответ на них один из депутатов рассказал одно правило, существующее в химической разведке. Если разведрота находит какое-то химически-загрязняющее вещество, она самостоятельно, на месте, его ликвидирует. Если же находит предмет, выделяющий радиоактивное излучение, то не предпринимает никаких действий, а ждет решения высшего руководства. Вот и в нашем случае должен был решать командир, что делать с найденными дополнительными деньгами...

— Но разве в нашей конкретной ситуации этим командиром были не вы — председатель комиссии?

— Я была всего лишь командиром разведроты, нашедшей «радиоактивное излучение», а чином, в компетенции которого было принятие окончательного решения, являлся мэр. Он решил, депутаты... подчинились. Я, кстати, на заседании Думы предлагала продлить работу комиссии, напомнив депутатам, что они сами хотели этого. Увы, большинство коллег поддержали не меня.

Если деньги валяются на земле, они, по сути, еще виртуальны — они не в кармане. Для того чтобы они стали реально твоими, нужно сделать физическое усилие: нагнуться и поднять их. Так вот наша комиссия нашла деньги, валяющиеся под ногами, а захочет ли администрация нагнуться и поднять их, превратив из виртуальных в реальные, вопрос не к нам. Я ни в коем случае не шла против мэра и не преследовала никаких корыстных целей. Я просто высказала свою точку зрения по конкретному вопросу

— Вот уж никогда не думала, что командиром представительного органа власти является мэр... Ну оставим это на совести депутатов. Кстати, как идет работа в возглавляемом мэром антикризисном комитете по тому направлению, которым занималась ваша комиссия?

— Понимаете, полномочия этой комиссии заключались в анализе доходной части бюджета и поиске дополнительных средств дохода. А задачи антикризисной комиссии совершенно иные...

— Тем не менее полномочия переданы, и хотелось бы знать, что сделано за два месяца обладания этими полномочиями?

— Это опять же вопрос не ко мне.

— Что значит не к вам: вы снимаете с себя ответственность за начатое дело?

— Ответственность я с себя ни за что не снимаю. Просто как я могу говорить о работе структуры, в которую не вхожу...

— Не входите? Посчитали это ниже своего достоинства?

— Не в этом дело. Насколько мне известно, в антикризисный комитет вошёл только один депутат — Илья Павлович Васянин, который даже не являлся членом нашей комиссии. Я считала, что могла бы быть полезной в этом комитете, и депутаты предлагали включить в него мою кандидатуру, предлагали включить и несколько других парламентариев, но мэр посчитал, что ему помощь в нашем лице не нужна.

— Вот как... А ведь не так давно вас называли чуть ли не главной единомышленницей Портнова. Между вами пробежала черная кошка?

— Никто между нами не пробегал, и я, озвучивая предложения нашей комиссии, свидетельствовавшие о том, что в городе есть скрытые резервы пополнения бюджета, ни в коем случае не шла против мэра и не преследовала никаких корыстных целей. Я просто высказала свою точку зрения по конкретному вопросу. Моя точка зрения не совпала с точкой зрения Виктора Валентиновича Портнова — вот и все.

— Но разве из-за своей точки зрения вы не получили, образно говоря, «мешком по голове»? В понедельник на отчетно-выборной конференции местного отделения «Единой России» вас не выбрали в политсовет, активным членом которого вы до сих пор были. Кстати, еще задолго до конференции по городу упорно ходили слухи, что подчиненные Портнова, занимающие руководящие посты в местном отделении «Единой России», проводят активную работу по тому, чтобы на отчетно-выборной конференции ваша кандидатура не набрала необходимого количества голосов для прохождения в политсовет.

— Я была в курсе этих слухов, знала, что такая работа проводится. То есть то, что произошло на конференции, для меня неожиданностью не стало. Я отношусь к этому по-философски спокойно. Я остаюсь членом «Единой России», более половины работников нашего предприятия — «единороссы», мы участвовали и будем участвовать в различных акциях, проводимых партией...

— Не опасаетесь, что со стороны администрации начнется давление на ваше предприятие? Или может быть, оно уже идет?

— ...Можно много чего надумать. Скажу, что есть на самом деле: помощи от администрации мы не видим никакой.

— Так вы ей самой помогали деньги найти. Не мешала бы уж.

— На сегодняшний день не мешает.

— И все-таки, как вы считаете: предложения комиссии по изысканию дополнительных средств будут востребованы администрацией или лягут под сукно, для чего, думается, и была ликвидирована комиссия?

— Я рассчитываю на разумность нашей исполнительной власти. А вообще думаю, что сама жизнь заставит администрацию и мэра воспользоваться нашими предложениями.

— То есть поднять валяющиеся под ногами деньги?

— Да.

— Но пустить их не на социалку, а, например, на... предвыборную кампанию. Или такого не может быть ни при каких обстоятельствах?

— В жизни может быть все. Но существует закон, который определяет распределение бюджетных средств. Будем надеяться, что закон окажется превыше всего.

Беседовала Алла ЕГОРОВА


Редакция оставляет за собой право публиковать точку зрения оппонентов Галины Савченковой