Среда обитания
№ 9 (1567), 29 января 2010 г.

Русь изначальная — потерянная история. Часть 4

Русь изначальная — потерянная история. Часть 4
или Несколько шагов в поисках истины

Самое неожиданное откровение на тему геологии древнего «допотопного» мира я встретил в замечательной книге английского антрополога, культуролога, фольклориста и историка религии Джеймса Джорджа Фрезера (1854-1941) под названием «Фольклор в Ветхом Завете». Здесь он приводит слова своего соотечественника, великолепного учёного, члена Лондонского королевского общества Томаса Генри Гексли (Хаксли) (1825-1895): «В не очень отдалённую от нас эпоху Малая Азия была неразрывно соединена с Европой посредством полосы земли на месте теперешнего Босфора, которая служила барьером в несколько сот футов высоты, запиравшим воды Чёрного моря. Обширные пространства Восточной Европы и западной части Средней Азии представляли, таким образом, огромный резервуар, причём самая низкая часть его берегов, возвышавшаяся, вероятно, более чем на 200 футов над уровнем моря, совпадала с теперешним южным водоразделом Оби, впадающей в Северный Ледовитый океан. В этот бассейн вливали свои воды величайшие реки Европы — Дунай и Волга и тогдашние большие азиатские реки — Окс и Яксарт (Амударья и Сырдарья — Прим. авт.) со всеми промежуточными реками.

Сверх того, он принимал в себя избытки вод озера Балхаш, которое тогда было гораздо больше, чем теперь, а также внутреннего моря Монголии. В то время уровень Аральского моря был по крайней мере на 60 футов выше, чем теперь. Вместо отдельных теперешних Чёрного, Каспийского и Аральского морей было одно обширное Понто-Аральское Средиземное море, которое, по-видимому, имело своим продолжением заливы и фиорды в низовьях Дуная, Волги (где каспийские раковины и теперь ещё попадаются вплоть до Камы), Урала и других впадающих в это море рек, а избыток своих вод оно, вероятно, отдавало на север через нынешний бассейн Оби».

Как здорово вдруг ощутить себя не свихнувшимся одиночкой, а опирающимся на плечо, стоящим рядом даже после физической смерти, своего единомышленника. Возможно, это и есть счастье.

Известно, что Томас Гексли был автором множества научных афоризмов. Вот один из них: «Я слишком большой скептик, чтобы отрицать возможность чего бы то ни было».

Этот подход мне импонирует.

Прорыв Дарданелл и Босфора был спровоцирован дополнительным и мощным подъёмом воды, например, огромной волной, о возможном появлении которой мы поговорим в последующих главах нашего исследования. Преграда была значительно расширена, огромные массы воды ринулись из древнего моря, раздвигая камни и размывая берега на несколько километров в ширину. Равновесие водной системы целого материка было нарушено. Древнее море стало быстро мелеть и отступать от привычных берегов. Оно ­распалось на несколько самостоятельных акваторий: Аральское, Каспийское, Азовское и Чёрное моря. Акватории Азовского и Чёрного морей, будучи соединёнными с мировым океаном, через некоторое время стабилизировались и приняли современный вид, акватории Аральского и Каспийского морей не стабильны и изменяются даже сегодня. (На достаточно многочисленных старинных картах, приобрести которые сегодня легко можно практически в любом книжном магазине, на бумажных, либо на электронных носителях, Каспийское море изображено слитно с Аральским и в него непосредственно впадают реки Амударья и Сырдарья. Например, карта Идеса, датируемая 1704 годом или карта Николаса Витсена XIIX века).

Вместо огромных морских заливов, уходящих своими фьордами далеко вглубь материка, появились современные реки.

Так из легендарного мифического царства на берегах «моря-окияна», Русского моря, древняя Русь превратилась в материковую, бездорожную, всеми потерянную и забытую страну.

Кстати, хотелось бы отметить, что небезызвестная Генуэзская крепость, построенная в Крыму в городе Судак, находится не на морском берегу, а на горе (см. фото 6). Если она была основана как крепость-порт, то крайне неразумно делать вход в неё так далеко от моря. Неудобно торговать, неудобно охранять свой торговый флот и неудобно, в случае нападения неприятеля с берега, отступать в море. Любая крепость, вместе с безопасностью живущих в ней людей, должна не терять комфортности использования, построенного внутри жилья.

Скорее всего, она была основана в те давние времена, когда уровень моря у Крым­ского побережья был гораздо выше, а крепость — ближе к воде.

Если сегодня провести фантастический эксперимент и насыпать севернее Стамбула дамбу, перекрывающую пролив Босфор, высотой 90 м над уровнем моря, то через какие-нибудь сто-двести лет Русское море вернётся в свои былые берега и соединится со своим дальним «осколком», аккуратно затопив автодорогу, проходящую по плотине Горьковской ГЭС и оставив на память о когда-то грандиозном сооружении торчащие из воды краны и мост через затонувшие шлюзы. А в своей северо-восточной части оно образует сток через Тургайскую ложбину, соединившись тем самым со своим далёким, но «родным братом» Карским морем и Северным Ледовитым океаном.

Хотелось бы ещё прокомментировать тот факт, что на знаменитом Египетском сфинксе обнаружены необъяснимые горизонтальные следы действия на него воды. На мой взгляд, объяснение очень простое — это следы, прорвавшихся через проливы Босфор и Дарданеллы, вод древнего Русского моря, которые на какое-то время (возможно, до появления пролива Гибралтар) значительно подняли уровень вод Средиземного моря, оставив своё присутствие на загадочной скульптуре египтян.

Но вернёмся к фактам, подтверждающим существование Русского моря и первых ­русских городов на его берегах в среднем течении современной Волги.

Шаг 2. Гардарика — страна городов

«Курган — холм, горка; насыпной холм, древняя могила, могилище», — читаем в «Толковом словаре живого великорусского языка» нашего выдающегося земляка Владимира Ивановича Даля.

Моё знакомство с целой системой на первый взгляд не связанных друг с другом курганов началась с величественного колычевского кургана (см. фото 7,8).

Своё название он получил от находящегося рядом, на заметном возвышении старинного села Колычево. А впервые узнал я о его существовании из работы известного нижегородского краеведа и литератора Александра Серафимовича Гациского под названием «На Сундовике, в Жарах «на Сити, на реце».

В первой части своего повествования автор рассказывает о майской экспедиции 1887 года по изучению вышеупомянутого колычевского кургана, участником которой он был. Подробно об этом можно прочитать в книге Гациского «Нижегородский летописец», вышедшей в серии «Нижегородские были» и напечатанной в издательстве «Нижегородская ярмарка» в 2001 году. Остановимся на некоторых местах рассказа автора об исследовании кургана.

«Расположено Колычево замечательно красиво, на горке, омываемой с одной стороны (юго-западной) речкой Кирилкой, в тихие воды которой смотрятся роскошные ивы и вётлы, через которую грациозно переброшен мосточек, неподалёку от мельничной плотины, а с другой (юго-восточной) спускающейся на обширную луговину, почти в центре которой стоит громадный холм, так называемый колычевский курган, и другой поменьше, на запад от большого; луговина с трёх сторон окаймлена водами речки Кирилки и реки Сундовик; на краю горки, господствуя над окрестностью, с видом на холмы, точно на зелёном роскошном блюде стоящие, на Кирилку по правую руку, на Сундовик — по прямой линии и расположенное за Сундовиком, при впадении в него с противоположной стороны речки Кирилки, живописно разбросанное, также по горкам и пригоркам, село Сёмово — стоит колычевская церковь.

Всё это было очаровательно при последних лучах заходящего солнца».

В дальнейшем автор приводит отчёт своего спутника, профессионального геолога Николая Михайловича Сибирцева:

«Нам кажется, что тёмный верхний слой (кургана) в тех местах, где он особенно толст, должен считаться насыпным или нанесённым. Может быть, конечно, что быстрое утолщение его к юго-западному склону холма... зависит отчасти от осыпания, но присутствие черепков и углей ясно указывает на действие руки человека; то же подтверждается рыхлостью этого слоя и скоплением его близ одного только западного-юго-западного края верхней площадки. Насыпной слой покрылся впоследствии дерном, почему верхний горизонт его принял более интенсивную окраску и структуру чернозёма. Надо заметить, что дерновая почва верхней площадки вообще темнее, чем серые суглинки окрестных местностей, что также указывает на давнее и энергичное накопление в ней органических остатков (близость человека)...

Несомненно, что колычевский бугор, ныне одиноко возвышающийся среди луговой низины, некогда составлял одно целое с высотами, на которых расположено село Колычево; речки Сундовик и Кирилка отмыли его от общего массива и, неоднократно переменяя своё русло, обтекая бугор то с одной, то с другой стороны, удаляясь от него и снова к нему приближаясь, придали ему очертания округлённо-пирамидального кургана. Местные жители показывают старое русло Кирилки с северо-западной стороны холма, между ним и селом Колычевым, тогда как теперь речка течёт с юго-западной и южной стороны кургана; кроме того, на лугу, между Сундовиком и колычевским бугром, видно русло, большею частью сухое, представляющее побочный рукав Сундовика. Эти следы старых течений дают наглядное доказательство изменяемости русл обеих речек, между которыми стоит в настоящее время колычевский курган».


* Продолжение. Начало см. в №?144 (25 декабря 2009 г.), №?3 (15 января 2010 г.) и №?6 (22 января 2010 г.)