Среда обитания
№ 37 (1740), 8 апреля 2011 г.

«Смерть-лампы» из первых рук

Какую опасность таят в себе энергосберегающие светильники

«Смерть-лампы» из первых рук
В «Пикнике на обочине» Стругацких есть упоминание о смерть-лампах. Это штуковины с «зоны», излучение которых не изучено и опасно для жизни. Вот примерно такие светильники появились взамен обычных ламп накаливания во всех супермаркетах и хозмагах. Произошло это согласно закону об энергосбережении, который лоббировал лично Дмитрий Анатольевич Медведев. То есть здоровье населения поставлено под угрозу на высшем государственном уровне, сомнительная экономия электричества оказалась более значимой. В результате жители российских регионов, в том числе и нижегородцы, сметают смерть-лампы с прилавков, особо не задумываясь, какую опасность таят в себе эти закрученные в спираль предметы.

Катастрофа не за горами

Под смерть-лампами мы имеем в виду светильники, которые называют также ртутьсодержащими, энергосберегающими, газоразрядными и люминесцентными. Их называют даже лампочками Медведева, о чём свидетельствует надпись на упаковках.

Что мы о них знаем?

Ну, вроде как они содержат ртуть, вроде как излучают что-то отличное от лампочек Ильича и вроде как потребляют меньше электроэнергии.

На самом деле мы ничего о них толком не знаем, потому что специальных исследований по смерть-лампам не проводилось. Чтобы учёные какого-либо института изучили характеристики светильников, нужно, чтобы кто-то эту работу им заказал. Зададимся вопросом: кто её будет заказывать? Российские власти, у которых сосёт под ложечкой от слова «инновации»? Производители этих самых ламп, решившие быть честными до конца? Чудак-предприниматель, возжелавший полюбопытствовать, что же такое там излучается? Одно предположение фантастичнее другого. Так что нам остаётся довольствоваться весьма разрозненными данными. Посмотрим, что получится, если собрать эти данные воедино.

Прежде всего разберёмся с ртутью. Как-никак, это вещество первого класса опасности, вызывающее при попадании в организм тяжёлые заболевания.

По данным экоцентра «Дронт», паров ртути в одной люминесцентной лампе содержится от полутора до пяти миллиграммов. В градуснике один-два грамма этого вещества. Иными словами, один градусник равен тысячам ртутным лампочкам. Так что если потребитель уронит один светильник в домашних условиях, беды не будет, МЧС и Роспотребнадзор беспокоить не нужно.

Но вспомним, что магазины наводнены ртутными лампами, а население их активно скупает. Через определённый срок они перегорят и будут выброшены в мусорные контейнеры. Смешавшись с другими ТБО в кабине мусоровоза, эти хрупкие светильники разобьются. Ну, или разобьются на Игумновском полигоне, во время ювелирной выгрузки. Так или иначе, на общегородской свалке окажутся миллионы разбитых смерть-ламп, а это уже тысячи градусников, или, по-другому, килограммы ртути. В результате зоной бедствия может стать не только полигон, но и огромная территория вокруг него с населенными пунктами.

Не купишь — не нарушишь

Конечно, идеалисты-законодатели таких апокалиптических картин не предвидели. Тем более что еще осенью прошлого года вышло постановление правительства РФ, согласно которому органы местного самоуправления организовать утилизацию энергосберегающих ламп. Светильники эти по понятным причинам выбрасывать нельзя, а надо сдавать в пункты приёма, откуда их должны транспортировать на специальный завод по переработке ртутьсодержащих отходов.

В Москве довольно быстро подсуетились, и примерно такая система там налажена. А вот в более отдалённых от столичного Кремля уголках России её налаживать не спешат. Всё дело в том, что в постановлении правительства РФ прописана обязанность, а вот сроки и ответственность для глав местного самоуправления не прописаны.

В феврале этого года депутаты Зак­собра­­ния заявили во всеуслышание, что ­собираются (заметьте, только собираются) разработать систему утилизации ртутных светильников, чтобы потом начать подготовку областного закона. Но, очевидно, предвыборная борьба их отвлекла от этих занятий, а новые депутаты пока еще не вошли в курс дела. В результате нижегородцы как выбрасывали смерть-лампы в обычные мусорные ящики, так и выбрасывают. И будут, по всей видимости, выбрасывать ещё очень долго.

Между тем, по правилам обращения с ртутьсодержащими отходами ни хранить их, ни выкидывать в обычные контейнеры нельзя. Так что сегодня остаётся только один законный вариант — не покупать ртутные лампы. Возможность такая у нас пока есть: закон об энергосбережении запрещает светильники Ильича поэтапно. Пока что под запрет попали только сотки, лампы накаливания на 70 и 75 ватт — в свободной продаже. Кое-где в Нижнем можно найти и «девяностопятки».

С широко раскрытыми зрачками

Что касается излучения, то здесь нам придется довольствоваться данными школы молодых исследователей при Институте прикладной физики, в рамках которой в 2010 году были изучены характеристики энергосберегающих ламп и ламп накаливания.

Здесь нам придется вспомнить, какие части видимого спектра какой длине волны соответствуют.

Если длина волны короче 400 нанометров, это ультрафиолетовое излучение, оно невидимо.

400—500 нанометров — это фиолетовая и синяя части спектра, видимые человеческим глазом.

540—560 нанометров — зеленая часть спектра.

580—680 — жёлтая часть.

700 нанометров — красная часть спектра.

Более 720 нанометров — это уже инфракрасное излучение, которое невидимо человеческим глазом.

Так вот, исследование показало, что у ртутьсодержащей лампы очень интенсивное излучение на отметках 440, 400 нанометров и ниже. Это синяя, фиолетовая и ультрафиолетовая части спектра.

Ультрафиолетовые лучи — высокочастотные, они могут оказать негативное воздействие на сетчатку. Солнце тоже посылает на землю такое излучение, но на дневное светило, в отличие от смерть-лампы, мы может смотреть не больше доли секунды.

— Поскольку видимый свет ртутной лампы не столь интенсивен, как у солнца, то зрачок не сужается, и ультрафиолет проходит через широко раскрытый зрачок на сетчатку, — говорит ведущий научный сотрудник института Вячеслав Вдовин. — Причём негативное воздействие может быть даже тогда, когда мы не смотрим непосредственно на источник этого излучения.

Конечно, стекло отчасти сдерживает ультрафиолетовые лучи. Кроме того, колбы энергосберегающих светильников покрыты специальным веществом — люминофором, который преобразует это опасное излучение в менее высокочастотное. Но всё-таки определённый процент ультрафиолета вырывается из этих светильников и бьёт нам в глаза. Заметьте, что молодые физики измеряли длину волны не внутри ламп, а снаружи.

В общем, не случайно офтальмологи и сотрудники Роспотребнадзора рекомендуют находиться от ртутных ламп на расстоянии не менее 30 сантиметров. То есть в настольные светильники вворачивать их нельзя. Но почему, спрашивается, эту дистанцию называют далеко не всегда и неохотно? Почему ее не обозначают на упаковках? Ответ простой: невыгодно это, отшатнут потребителей эти лишние подробности…

Слишком много синевы

Но это ещё не всё. Глаза человека за миллионы лет эволюции привыкли именно к солнечному освещению. Здесь пик интенсивности — 570 нанометров, это жёлтая часть спектра. Солнце «работает» и в других частях спектра, причем переход на другие части — плавный: чем дальше от 570 нанометров, тем меньше интенсивность.

Если взять график этих характеристик для лампы накаливания, то он будет похож на график естественного излучения. Такие же плавные переходы. Правда, лампочка Ильича довольно интенсивно светит в инфракрасном диапазоне, но этот диапазон негативного влияния на глаза не оказывает.

А вот в случае с энергосберегающим светильником всё не так. На волне 570 нанометров (пик естественного освещения) интенсивность минимальная. Плавных переходов нет, зато есть резкие скачки. Такие резкие скачки — на отметках 440 и 400 нанометров, это синий и фиолетовый цвета.

К такому раскладу человеческие глаза не привыкли. Он как минимум искажает цветовосприятие, а как максимум — может оказать негативное влияние сетчатку. К такому выводу приходят физики. Офтальмологи в свою очередь признают, что интенсивный синий свет может оказать такое воздействие, но считают, что энергосберегающие лампы лучше рассеивают свет, а их мерцание не вредно для глаз. Но это только мнения. Необходимо серьезное исследование физиков и врачей, которое, к сожалению, не проводилось.

Сделано в Китае

Теперь об энергосбережении, ради которого и затеяли кампанию по насыщению российского рынка ртутными лампами. Они действительно экономят свет. Но если лампочка Ильича стоит 10—15 рублей, то энергосберегающая — 100. Нетрудно догадаться, что необходимое условие экономии — длительный срок использования. Производители и поставщики утверждают, что ртутные светильники не перегорают в течение пяти лет. В реальности же эти лампы держатся от силы год, а если проводка в доме старая — ещё меньше. Зарубежные производители рассчитывали на европейскую проводку, которой могут похвастаться не все нижегородцы. Так что и экономия — вопрос спорный. Тем более что большинство люминесцентных светильников, наводнивших нижегородский рынок, произведены в Китае. И те, что спрятаны в упаковки с надписью «Лампочка Медведева», — тоже китайские. Так что о поддержке отечественного производителя речи, к сожалению, идти не может.