Культурный слой
№ 53 (1756), 20 мая 2011 г.

В декорациях старой улицы

Званый ужин из прошлого можно сервировать по-новому

В декорациях старой улицы

На старой фотографии улица Рождественская кажется шире

Открывая дверь на второй этаж Дома актёра, прямо с порога попадаешь, ахнув от неожиданности, в парные майские луга с деревянной банькой на первом плане. Именно эта картина приковывает взгляд прежде всего, и именно она содержит в себе концепцию. Выставка с лаконичным названием «Мастерская Фуфачёва», открывшаяся на днях в ДА, ставит перед собой цель открыть новое пространство за знакомым фасадом. Или совсем новое, или до такой степени забытое, что оно поражает как новое. Мир — творческий круг, утверждают организаторы и участники проекта, и чудо можно высечь из любого куска повседневности.

Улица Рождественская сегодня

Киев. Музей одной улицы

Музей одной улицы. Диалог с прошлым начинается здесь

ГогольFest. Уличное представление на открытии фестиваля

ГогольFest. В фестивальном небе

Авиньон. По улице рояль водили

Улочки Авиньона так похожи на наши

Так, уже в который раз театральное пространство подтверждает, что ему ведомы алхимические законы преображения вещества и подвластно время. Стоит поместить обычную вещь или воспоминание в театральные декорации, выстроить перспективу… Скромная по объёму, но очень точная по настроению и мысли выставка здесь, в Доме актёра, подчиняется законам театральности: каждый осколок старины, запечатлённый молодыми учениками Владимира Фуфачёва, как театральный занавес, за которым открываются «иные пространства».

Термин «иное пространство» в качестве театральной концепции всплыл полтора года назад, во время фестиваля «Несыгранная роль», который показал самостоятельные, не привязанные к основным сценам города, работы нижегородских актёров и режиссёров. В «Несыгранном» традиционный театр как бы соглашался немного размять ноги и выйти за положенные пределы: несыгранное могло родиться везде — в углу сцены, в фойе, на улице. И участники играли в фойе, общались со зрителями на сцене и в деревянной гостиной. Правда, дальше пойти тогда так и не решились. Потом, летом, во время всероссийского семинара актёрско-режиссёрская братия попробовала было обжить лестницы, подвалы и переходы театра «Комедiя»… Но рождённый тогда спектакль «Жульета» всё же решили перенести в более привычную обстановку — на большую сцену. Концепция «иного пространства» в полной мере так и не реализовалась.

Чердак как повод

Нижний вообще не избалован радикальными театральными экспериментами в стенах каких-нибудь старых вокзалов, заводов и чердаков. И хотя таких притягательных с точки зрения театральности мест в городе множество, их в основном удачно используют художники, перехватившие инициативу у театра. Так рождается выставка «дышащих», «смеющихся» фотографий на пыльном, заброшенном чердаке старинного дома (такой акцией вошёл в сознание нижегородцев фонд «Дать понять», без которого сегодня невозможно представить культурный ландшафт Нижнего Новгорода). Или материализуются фантастические объекты художественной «Анестезии» в неприспособленных, с обшарпанной штукатуркой, залах второго этажа «Беzухова».

В Нижнем вообще немало «странных» мест, которые с успехом могли бы служить естественными декорациями для экспериментальных работ художников и режиссеров. Мы в этом убедились, когда искали натуру для телесюжета про премьеру «Фальшивой монеты» в Театре драмы. Задавшись целью найти места, где может обитать чОрт из последней пьесы Горького, группа в составе фотографа, режиссёра, оператора, архитектора и художника-постановщика, исследовала старинные улочки и переулки, брандмауэры и пожарные лестницы, мансарды старинных доходных домов и даже отыскала удивительную винтовую лестницу в одном жилом доме, прошивающую дом как ось и уходящую корнями в какое-то подземелье… Кстати, именно тогда архитектор Алексей Каменюк, человек в то время ещё достаточно новый в городе, сказал, что точечное скопление этих «театрально» резонирующих мест — среди сохранившейся ещё старины, в районе улицы Рождественской и спусков к ней.

Коллекция идей

Сегодня Рождественская — предмет горячих обсуждения в социальных сетях. Проект выделения улицы и прилегающих к ней территорий в новое муниципальное образование и создание на его базе культурно-досугового комплекса, привлекательного для гостей, инвесторов и для жителей города, заставил встрепенуться общественное мнение. Пока специалисты решают вопросы межевания и ливнёвок, общественность начала собирать по всему свету креативные идеи обустройства подобных заповедных территорий. Быть или не быть машинам на Рождественской, пустить ли ностальгический трамвай, совместив его с пешеходной зоной, как это сделано в ряде городов мира, создать ли галереи под открытым небом? Разбить ли на крышах скверы и цветники?

Всё это бурно обсуждается в новорождённом сообществе Рождественской улицы, и есть надежда, что эти обсуждения не станут простым выпуском пара, а смогут превратиться в деловые портфолио. Инициировавший дискуссию Дмитрий Кузин даже прошёлся по Рождественской с фотоаппаратом, попутно отмечая места, где можно врезать в городской пейзаж висячий садик, а где — устроить световой дождь. Пример этого чуда Дмитрий отыскал в журнале TrendyMen.ru, смонтировано оно в соборе британского Солсбери, но вполне могло бы прописаться в одном из двориков Рождественки, считает Дмитрий. Коллекция идей ежедневно пополняется.

На крыши просьба не забираться!

Эта просьба сопровождала объявления о концертах Нижегородского центра современного искусства «АудиоДвор». Если на рождественских крышах насадят сады, то скорее всего, предостережение будет снято, а сами крыши могут превратиться в дополнительные зрительские ряды и создать подобие авиньонского амфитеатра.

Но пока спор идёт о трамваях, зелёных крышах и украшении дворов, возможное культурное наполнение досугового квартала как раз оказалось в тени. И это сразу же заметили люди искусства.

— Среди всех безусловно интересных предложений, связанных с новым статусом Рождественской, я не увидел ни одной культурной составляющей, — говорит радиоведущий и актер театра «ZOOпарк» Лев Харламов. — Между тем, собственно художественный потенциал улицы велик. Это и мастерские художников на верхних этажах Блиновского пассажа, куда, кстати, всё время водят экскурсии иностранцев, и литературное кафе «Беzухов» — на творческие встречи туда набивается уйма народа. И офис Центра современного искусства располагается в одном из рождественских дворов. Плюс у ГЦСИ есть замечательный проект «АудиоДвор» — когда живые концерты звучат на открытом воздухе, возле живописных кирпичных стен. И практика организации open-air на набережной. А можно ещё вспомнить концерты и вернисажи в Домике Петра… Надо объединять усилия, сводить всё это в единый и регулярный проект. И обязательно надо ставить вопрос о театральной площадке в новообразованной префектуре. С одной стороны, это возвращение традиции — много лет на Рождественской, тогда Маяковке, работал театр «Комедiя», и тропа к нему была протоптана. С другой — создание абсолютно нового центра притяжения, потому что сегодня ни одного театра, кинотеатра или постоянной концертной площадки в этом микрорайоне нет.

Европейский формат

— Мало законсервировать исторический облик улицы и разместить модные магазины за старинными фасадами, — соглашается журналист Елена Востокова. — У такой улицы должна быть активная концертно-театральная жизнь. Гастрольная жизнь. Причем территориальная близость Центра современного искусства могла бы содействовать созданию здесь именно экспериментальной театральной среды. Вот тогда «визитная карточка Нижнего» обретет полноту и, что называется, европейский формат. Ведь планируется превратить Рождественскую в «визитную карточку» города, сделать здесь такой аналог парижских бульваров? Без театра, объединяющего все виды искусств, «визитка» будет ущербной!

О соотнесении европейского формата с местной спецификой уже не первый год размышляет художник Павел Плохов:

— Проблема в том, что у Нижнего Новгорода нет легенды. Юрий Всеволодович, Минин, Пожарский — всё это для наших гостей, особенно иностранцев, уже не актуально и не особо интересно. А вот Горький, Сахаров, Чкалов, Кулибин — та основа для легенды, которую можно разрабатывать. И на Рождественской, с её элементами питерской архитектуры, есть чисто нижегородские черты: дворы, создающие атмосферу уединённости, удалённости от повседневной суеты. Когда улица была ещё не так освоена, мне посчастливилось обнаружить здесь интересную постройку — куполообразный, вероятно, ресторан, с колоннами, эдакий венецианский дворик. Это было самое непосредственное общение с историей! Можно представить, как пировали здесь наши предки… И — театрализовать это представление!

— Я знаю это здание, это с другой стороны Блиновского пассажа, — говорит режиссёр Валерий Перов. — К сожалению, оно почти полностью разрушено. Это был большой ресторан, с ним, конечно, связаны какие-то городские предания… Интересно было бы восстановить, вдохнуть в помещение новую жизнь. Но ремонт там начинать нужно с нуля — как в Арсенале.

— Это действительно историческое здание, овеянное легендами, — развивает мысль театральный критик Александр Пашков. — Отсюда Горького провожали на Ромадановский вокзал, тут можно проследить множество исторических нитей, параллелей, судеб… Вообще вся Рождественская — уникальная декорация для воссоздания прошлого и творческого осмысления сегодняшнего нашего дня, на фоне и во взаимосвязях с историческим прошлым, корнями. Тут богатое пространство для художественного освоения.

Составляющие бренда

Это «иное пространство» могло бы стать для нижегородского театра генератором неожиданных идей и ассоциаций. То, что сегодня существует в формате стихийных самостоятельных работ вне репертуара, вне директорских планов и денег, сможет развиваться поступательно, а не скачкообразно и проложить наконец дорогу экспериментальному театру в Нижнем, привлечь новых зрителей. Пространство само рождает театральные легенды. В последние годы стало ясно, что и престижнейший Авиньон, показывающий спектакли в окружении стен Папского дворца XIV века и в соседстве луны и звезд, дрейфует к эксперименту. Как иначе расценить невероятное и завораживающее действо великого Ромео Кастеллуччи «Ад» по «Божественной комедии» Данте? С голым человеком, взбирающимся по страшной отвесной стене. С горящим роялем и срывающейся с небес Луной. Со сворой собак, терзающих незащищенного человека… В буквальном смысле на улицу — площадь! — вышел и ГогольFest, из местной киевской придумки превратившийся в мультикультурный фестиваль европейского уровня.

Перелистывая в уме коллекцию нижегородских театральных идей, которые в разное время вспыхивали в разных концах города, понимаешь: пришло время всё это разрозненное свести в одну афишу и один квартал, с чётко сформулированной «идеологией» и стратегией развития. Есть ресурс для того, чтобы наполнить понятие столичности реальным, а не надуманным содержанием.

— Я уже устал повторять: столичность — это не отремонтированные подъезды и прибранные дворы, — говорит много ездящий пор миру тележурналист и писатель Сергей Чуянов. — Это важно, но за это люди зарплату получают! А столица всегда и везде стягивает в себя всё самое лучшее, что есть вокруг. Замечает новое, транслирует его. Влияет на мозги, на сознание. Нижний Новгород строит торговые центры. В Хельсинки — городе с населением в 500 тысяч, а не полтора миллиона, как у нас, — 60 музеев. Один театр занимает целый квартал на берегу Хельсинкского залива. Во Франции есть крохотные городки, куда съезжаются за культурными впечатлениями марсели и парижи. Мы постоянно упускаем поводы и возможности для того, чтобы занять принципиально иную культурную нишу и вывести столицу ПФО на более престижный уровень.

Подсчитано, в дни фестиваля население того же Авиньона увеличивается в десять раз. В Киеве огромной популярностью пользуется частный «Музей одной улицы» — легендарного Андреевского спуска. Единственный пока на континенте музей одной улицы! А экспонаты его директор Дмитрий Шлёнский собирал вместе с художниками по мусоросборникам и разрушенным домам.

Грамотно продуманное художественно-театральное наполнение «Рождественской стороны» могло бы обеспечить недостающее образу Нижнего Новгорода звено, помочь сформировать ту самую «легенду», бренд города. Не может Нижний в ХХI веке оставаться только городом Горького и хохломы. Задумались же, к примеру, в Мадриде, как отойти от растиражированного стереотипа «фламенко и коррида». Повсеместно в мире сегодня переосмысливают логотипы и составляющие образа столичных городов и крохотных городков, которые берегут и развивают собственную идентичность. В России Москву и Питер обходят провинциальные центры, такие, как Пермь, Смоленск, Калуга, Казань. Но такая красивая и перспективная «легенда», как нижегородский Рождественский квартал — овеянный романтическими, таинственными и драматичными историями, с его героями, идеей преображения действительности и реальным потенциалом, — есть далеко не у каждого города. Это могло бы стать мощной и плодотворной составляющей нового бренда Нижнего. Главное — не упустить бы снова дарованный судьбой шанс. Дмитрий Кузин, как человек, знающий толк в маркетинге, цитирует в блоге «рождественского» сообщества мысль автора книги «Маркетинг мест» Филипа Котлера, — для ознакомления всех желающих: «Чтобы развить конкурентное преимущество, местам нужно задуматься о своем прошлом, настоящем и будущем». Котлер напоминает, что существуют различные стратегии ответа на конкурентные вызовы, но недопустимо одно только — бездействие и инертность.