Общество
№ 76 (1779), 15 июля 2011 г.

Страшная история с почти счастливым концом

На прошло неделе Канавинский районный суд Нижнего Новгорода частично удовлетворил требования Алексея Якимова о компенсации морального вреда, причинённого ему сотрудниками милиции вследствие применения пыток. Федеральный судья Елена Александрова постановила, что министерство финансов России обязано выплатить истцу 200 тысяч рублей.

Кратко напомним читателям фабулу этого весьма громкого дела, ибо писали мы о нём не раз.

5 апреля 2009 года около двух часов ночи Алексей Якимов и один из его товарищей были незаконно задержаны двумя пьяными сотрудниками милиции — как выяснилось позднее, это были оперуполномоченные отдела уголовного розыска Нижегородского РОВД Олег Корёгин и Анатолий Тимофеев. Товарища вскоре отпустили, а самого Якимова опера в течение трёх часов подвергали зверским пыткам — подвешивали связанного в неудобной позе за скобу сейфа, избивали руками и ногами, надевали на голову полиэтиленовые пакеты и перекрывали доступ кислорода. В конце концов Алексей заявил милиционерам, что будет жаловаться. В ответ Якимову сказали, что они его убьют. Один из оперов предложил выстрелить себе в ногу, чтобы инсценировать нападение, а затем выбросить жертву в окно третьего этажа. Когда окно открыли, Якимов стал кричать. Тогда сотрудники милиции заткнули ему рот кляпом, забрали его вещи (включая два сотовых телефона) и сказали, что повезут на очистные сооружения «хлебать говно». Скованного наручниками Якимова, однако, отвезли на Гребной канал. Здесь ему зачитали импровизированный «приговор», сказали, что «его никчёмная жизнь закончена» и после напутствия «Всплывёшь в Чебоксарах — передай привет чувашам!» бросили в ледяную воду. Однако предварительно сняли наручники, чтобы не оставлять улик — и это спасло Алексею жизнь. Он сумел выбраться на парапет из ледяной воды и бежать. Помогли друзья — они следили за товарищем с момента задержания и оказались рядом на своей машине как раз в критический момент… В себя Алексей Якимов пришёл только в хирургическом отделении больницы, где оставался в течение последующих десяти дней…

Несмотря на заявление жертвы о преступлении, наличие свидетелей и зафиксированные медиками многочисленные травмы, Следственный комитет не возбуждал уголовного дела в течение месяца. Более того, подручные преступников начали оказывать на Алексея серьёзное давление, пытались запугать. Расследование началось только после обращения Якимова в Межрегиональную общественную организацию «Комитет против пыток» (КПП), скандальной пресс-конференции и многочисленных жалоб юристов Комитета. Сотрудники КПП представляли интересы Алексея и в ходе предварительного следствия, и в ходе судебного рассмотрения, а также обеспечивали безопасность потерпевшего. Опера-садисты оставались на свободе до самого суда.

22 июля 2010 года судья Нижегород­ского районного суда Евгений Пырьев признал Корёгина и Тимофеева винов­ными в превышении должностных полномочий, связанным с применением насилия, а также в уничтожении официальных документов, и приговорил к трём годам и одному месяцу лишения свободы. Наручники на бывших милиционеров надели в зале суда.

Впоследствии юристы КПП обратились в суд с гражданским иском, потребовав от государства выплатить компенсацию за страдания, причинённые его должностными лицами при исполнении служебных полномочий. И вот на днях долгожданное судебное решение, наконец, состоялось.

Всю эту историю — особенно учитывая крепкие отечественные традиции полицейской безнаказанности — можно назвать страшной сказкой с неожиданно счастливым концом. Действительно, злодеи наказаны и водворены в тюрьму. Да и последнее решение по компенсации морального вреда вполне можно назвать знаковым — для практики российских судов по такого рода делам двухсоттысячная сумма компенсации беспрецедентно высока. Ещё недавно жертвы пыток могли рассчитывать в сходных обстоятельствах на пять-семь тысяч целковых — именно во столько оценивала родная Фемида физическую неприкосновенность своих граждан. Теперь российские суды постепенно «подтягивают» свою планку к стандартам Европейского суда по правам человека. Отрадно, что Нижний Новгород оказался в авангарде этих перемен.

Однако кричать ура и бросать в воздух чепчики, безусловно, рано. Практика КПП показывает, что фактов применения пыток в Нижегородской области меньше отнюдь не становятся. И всё так же в большинстве случаев Следственный комитет фактически саботирует расследование дел о милицейско-полицейском произволе. Каждый случай достижения справедливости — результат неимоверных усилий юристов КПП, заставляющих упирающихся руками и ногами следователей дотащить дело до суда. Есть все основания полагать, что большинство инцидентов незаконного насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов остаётся безнаказанным. А безнаказанность порождает и питает новые волны произвола.

Возвращаясь к делу Якимова, подчеркнём, что наказание, избранное душителями и топителями, выглядит весьма снисходительным. Вряд ли приходится сомневаться, что если бы не решительность друзей Алексея, последний имел все шансы действительно «всплыть в Чебоксарах», как ему и обещали преступники в погонах. Однако покушение на убийство им не инкриминировалось вовсе — опера отделались расплывчатым «превышением полномочий».