Культурный слой
№ 8 (1856), 27 января 2012 г.

Аудиокнига особого назначения

«KernHerbst» — «Тропик рыбы», 2011

Дзержинско-нижегородский арт-проект «KernHerbst», должно быть, самый недооценённый коллектив в регионе, не успел обрасти фан-базой, не обрёл культовый статус (как «Иллинойз», к примеру). И вокруг нового альбома «Тропик рыбы» и концерта, ему посвящённому, не наблюдалось какой-то шумихи. Но послушать альбом стоит.

Как сообщает группа, весь материал собирался и писался в течение последних трёх лет. Мариновался в банках и ждал своего часа. И в конце концов его довели до ума: записали новое, вытащили на свет старое. Получилось 12 треков — в диапазоне от спокойной медитации до состояния легкой тревоги. Стилистика «KernHerbst» всегда лежала в области электронного эмбиента, не изменили они себе и ныне. Однако есть и отличие — на «Тропике рыбы» в общем нойзово-атмосферном котле очень много гитарных импровизаций, порой чуть ли не «пинкфлойдовского» толка. За гитары отвечал Руслан Фатехов.

Однако если бы «Тропик рыбы» послушал человек, не искушенный в дискографии «KernHerbst», он мог бы принять этот альбом за аудиокнигу поэта Марии Ташовой, её стихи являются обязательным ингредиентом каждого трека. Музыкальный ряд лишь обрамляет словесные эскапады Марии. Создаёт атмосферу, рассыпается звуковыми метафорами, вьётся журчащим ручьем. Перепрыгивать от стратосферной разреженности к концентрированной собранности. При этом Ташова является полноправной участницей проекта «KernHerbst».

У Марии заметный послужной список — она публиковалась в «Воздухе», «Волге» и «Неве», её стихи дважды входили в лонг-лист премии «Дебют», в издательстве «Арго-риск» вышла книга «Все рыбы». Из нее, кстати, Мария и читает на альбоме. Вещественные образы нужны ей лишь для того, чтобы транслировать настроение — тутошнее, секундное, мимолетное. К примеру, вроде бы о доме, а больше о себе, о своих внутренних окнах, дверях и коридорах.


вот дом большой

а в доме пустота

в чулане, между вешалок одёжных,

на полках, в банках, в коридоре,

в ванной,

под лампочкой, над лампочкой и в ней,

и в каждой комнате,

в трёхстах обойных стыках

и под кроватью

даже если кран откроешь

откроешь окна

всё вокруг откроешь

и ходишь от стены к стене

обводишь пальцем все свои пустоты

не спишь и ходишь

повторяешь «полость лета»

и голос тонет в этой пустоте


В последнее время поэтические аудиокниги становятся мейнстримом — отличные работы сделали Вера Полозкова, Дмитрий Воденников, Аля Кудряшева, и во всех звучит оригинальная музыка. Возможно, поэтому я сравниваю альбом «KernHerbst» с аудиокнигой поэта. И еще — слушая Марию, я несколько раз ловил себя на том, что мне мерещится все тот же Воденников. Непрошенная аналогия: то ли сходны меланхоличные интонации поэтов, то ли с одинаковым напряжением распрямляются их словесные пружины.

Последняя фраза альбома: «И больше ничего не происходит». Звучит, как симптом, как итог, как скрытая ирония, может быть. Или как многоточие и провоцирование слушателя поставить альбом на «репит» — надо же всё-таки разобраться, что в этих двенадцати треках реально происходит.