Культурный слой
№ 44 (1892), 20 апреля 2012 г.

Эра милосердия-2

В издательстве «Книги» вышел роман Вячеслава Боляка «Бумеранги судьбы». Автор определил его жанр как «роман о любви с элементами детектива». Я бы всё-таки поменял слагаемые местами.

Жанр

Рокировка эта — штука формальная, и на конечную сумму (то есть хорошее впечатление) влияния не оказывает, но вот поди ж ты, элементов любви здесь всё-таки меньше, чем преступлений.

Автор — человек немолодой, и поэтому к особым постмодернистским изыскам не стремится. Он по-хорошему консервативен — в плане и композиции, и языка. Боляк чем-то напоминает братьев Вайнеров: неспешное деление на главы, юридическая дотошность ситуаций, чёткое противостояние Добра и Зла. Никакой чернухи вроде оборотней в погонах, всеразъедающей коррупции, тюремных ужасов. Такой беллетризированный вариант среднего уголовного дела, написанный рукой профессионального работника МВД, побывавшего и в политике, и на административно-хозяйственной работе. Словом, человеком, повидавшим жизнь в практически всех ракурсах. И не очерствевшего сердцем.

Тема и идея

Наверное, главная тема книги — цена, которую мы платим за ошибки в этой жизни. И как эти жизни ломаются, когда люди, облечённые властью, этой самой властью начинают злоупотреблять. Тема не только актуальная, но ещё и больная, потому что больно и общество в целом, и отдельные его органы. В том числе внутренних дел. Не секрет, что простой народ эти самые органы не больно и любит, а главное — есть за что. За то, что самые гуманные в мире законы написаны в защиту полиции и против граждан. За то, что по ним дают одинаковый срок и участнику ДТП, и сексуальному маньяку с той лишь разницей, что последнему скашивают половину срока за примерное поведение и добросовестный труд, да за выпуск тюремной стенгазеты «На свободу с чистой совестью!».

Несомненное достоинство книги в том, что сам автор, будучи ветераном правоохранительной системы, пытается быть объективным и никого не обеляет и не очерняет, а как бы выносит конфликт на суд зрителей, за основу которого взята классическая «судебная ошибка». Причём на орехи достаётся и следствию, и суду, и апелляционным инстанциям, связанными корпоративной круговой порукой.

Сюжет

Это не криминальное приключение со стрельбой, погонями и рукопашным боем. Но и скучным его не назовёшь, хотя он изобилует и описанием рутинных следственных мероприятий, и специфичными юридическими терминами, и уголовным сленгом. В нём есть вполне себе нормальная детективная интрига, которая в общем-то захватывает с первых страниц.

Следователь прокуратуры Наталья Гороховцева расследует убийство — ни много, ни мало — прокурора города Горлова. Произошедшего, естественно, при загадочных обстоятельствах. Причем, как оказывается впоследствии, и достаточно случайных, а потому-то и не дающих никаких зацепок для следствия. Большой начальник застрелен на краю города в два часа ночи без свидетелей и следов борьбы. Пока главное расследование идёт своим чередом, автор, используя классический приём «за полгода до указанных событий», ведёт параллельный рассказ о не менее запутанной ситуации вокруг смерти бандита Орляка — так называемой «бытовухи», где тогда ещё следователем и тогда ещё живым выступает Горлов.

Меня очень смешат пафосные российские сериалы про милицию с пьющими, но неподкупными операми, бросающими вызов матёрым коррупционерам, ногой открывающим кремлёвские кабинеты. Но вдвойне пафосны «жертвы», потерпевшие за наследные миллионы, фамильные драгоценности или тёплое место в депутатском корпусе, либо преступной иерархии (что порой очень недалеко друг от друга). При том, что в местах лишения свободы отбывает наказание чуть не миллион граждан РФ. Где, скажите на милость, на них напасёшься столько бриллиантов и мандатов? Реально же народ сидит «за мешок картошки»: отобранный сотовый телефон, снятую шапку, пьяную драку, косячок с коноплёй.

Так и в случае с рядовым гражданином Фалиным Андреем Вениаминовичем, 1972 года рождения, уроженцем города Новотска, осуждённого по ст. 111 ч. 4 УК РФ. Что-то там про «телесные повреждения, приведшие к…». Актуальная в наше жестокое время тема самообороны и границ её дозволения. На деле парень просто, что называется, попал под раздачу и оказался, как это ни страшно звучит, очень удобным фигурантом для быстрого и успешного «раскрытия» преступления. Но весь-то ужас в том, что и в реальности никто из простых граждан в нашей богоспасаемой России не застрахован от подобного беспредела, и если суму ­терпеливо несёт всё общество, то тюрьма пока ещё явление лотерейное. Правда, каждый живёт с надеждой на проигрыш.

Единственной уступкой сериальной моде я бы назвал чёрный пояс Андрея по тхеквондо. Хотя именно он и послужил своеобразным толчком для распрямления сюжетной пружины, потому что сначала, в главе про бандита Орляка намечался такой «вектор Салоника», указующий на мир больших денег и политических интриг. Не умей Фалин ставить блоки, может, и остался бы на свободе по выходе из больницы. Так и хочется в связи с этим воскликнуть: «Граждане! Не входите в помещение с пьяной компанией без сотрудника полиции! Это очень опасно! Очень!» И не надо быть таким самоуверенным, ведь на каждого каратиста найдется боксёр, а на каждого боксёра — человек с пистолетом. Заряженным. И тем более не надо вступать с этой самой компанией в горячие дискуссии о нравственности и неприкосновенности жилища. Ну и что, что ты хозяин дома? Вон человек в Тульской области тоже так наивно думал.

Мысль семейная

Но не будем о грустном, а лучше порадуемся на таких принципиальных работников прокуратуры, как Наталья. И за неё порадуемся, что нашла своё счастье. И поблагодарим заочно и за честность, и за профессионализм, и главное — за неформальный подход к Уголовному Кодексу. Да и почти вся тема любви формируется вокруг неё: сначала в режиме ожидания, потом в виде сказки на солнечном средиземноморском пляже. И главное — практически без эротики. Зато эротики хватает рядом с ­малосимпатичными ­персонажами из уголовно-гопниковского мира: братом Андрея гастарбайтером Толиком и его подружкой. Да и только освободившегося Орляка, так удачно приватизировавшего общак, тоже подвела тоска по женской ласке. Ему бы дураку ехать в столицу и реализовывать свои киллерские планы, а он банально завис на «малине», где и принял смерть, смешно сказать, от чугунного ковшика (умели делать вещи в СССР). Через женщину организует свою уход из жизни и сексуально озабоченный прокурор.

Хотя больше всех переживается за идеальную молодую семью Фалиных, в одночасье разрушенную и растоптанную бездушной системой. Но уж очень открыто и эмоционально повёл себя Андрей на следствии, практически оговорив себя, слишком уж демонстрируя веру в собственную невиновность, а это обычно только раззадоривает охотников. Вообще, книгу следует прочитать еще и как наглядное пособие по внештатной ситуации, в которой не надо терять самообладание, не махать шашкой и слушать умных, а главное опытных адвокатов.

Композиция книги по-своему символична: холодная, опасная Россия, где завязываются все узлы проблем и солнечный, райский Крит, где они чудесным образом развязываются. Напереживавшийся зритель окунается в реальную сказку со сказочным климатом и сказочным сервисом. Сказочна для потерпевших персонажей и сама концовка сюжета, где торжествует Добро, а принцесса находит принца, который не употребляет ничего крепче пива, несмотря на классическую курортную халяву.

И так спокойно и радостно становится на душе, прямо как в старые добрые времена, когда именно сказки дарили терпение и надежду. С ними многострадальный русский народ пережил и монгольское иго, и крепостное право, и Наполеона с Гитлером.

Даст Бог — и мы переживём.