Среда обитания
№ 142 (1990), 14 декабря 2012 г.

По законам антифизики

Неполное собрание чиновничьих ошибок, допускаемых при рассчете общедомовых нужд (ОДН)

По законам антифизики
«В России может быть все, что не противоречит законам физики», — эта крылатая фраза адвоката Дмитрия Якубовского, широко известного в недавнее время под прозвищем «генерал Дима», теперь устарела: судя по счетам за электроэнергию на общедомовые нужды (ОДН), в России законы физики уже не действуют.

Дом, которым владеют все

Пример. Начиная с октября этого года с каждой квартиры в пятиэтажной «хрущевке» требуют деньги примерно за 38 киловатт-часов в месяц, хотя даже семь 100-ваттных лампочек (большей мощности не выдерживает осветительная арматура), горящих в подъезде и у его крыльца круглосуточно, за месяц «съели» бы с каждой из 20 квартир меньше 26 киловатт-часов. А по закону, оборот ламп накаливания, мощностью 100 ватт и выше, запрещен уже с 1 января 2011 года (с 2013 года запрещается оборот таких ламп мощностью 75 ватт, в 2014-м — под запрет попадут и лампы свыше 25 ватт). Причем в светлое время суток лампочки все-таки отключатся, плюс люди уже убедились в экономической эффективности энергосберегающих ламп и вместо 75–100-ваттных «грелок» даже на лестничных клетках вворачивают 18–20-ваттные «энергосберегайки», тем более что в нынешних китайских патронах электрические контакты настолько слабы, что долго не выдерживают даже 40 ватт. Иными словами, при минимальной разумности жильцов и руководства эксплуатирующей организации, на освещение каждого подъезда такой «хрущевки» за месяц в среднем уйдет примерно 51 киловатт-час, и с каждой квартиры в таком доме, по справедливости, причитается оплата меньше, чем за 3 киловатт-часа, включая электропотребление домофона и потери в электропроводке мест общего пользования.

В общем, неудивительно, что люди возмутились («Новая» в Нижнем» писала о нововведении и разгоревшемся вокруг него скандале по горячим следам — еще в июне. — Прим. ред.) «Как стали приходить октябрьские платежки за свет, в нашу приемную хлынул вал звонков — примерно от 100 до 50 в день, — говорит помощник депутата от партии «Справедливая Россия» Алексей Якимов. — Люди, в основном пожилые, в шоке. Некоторые говорят, что им осталось только из окна выброситься или повеситься».

На этой квитанции указано — насчитано 38 кВт*ч в месяц. Но даже семь 100-ваттных лампочек, горящих в подъезде и у его крыльца круглосуточно, за месяц «съели» бы с каждой из 20 квартир меньше 26 киловатт-часов

«Действительно, величины, рассчитанные по нормативам на ОДН, могут быть несколько завышены по сравнению с фактическим электропотреблением конкретного дома, — считают специалисты ООО УПЦ «Волжскэнергонадзор». — Но это должно стимулировать жильцов как собственников к скорейшему установлению приборов общего учета надлежащего класса точности, чтобы счета выставлялись по их показаниям, а не по средним нормативам».

Автор данного текста как инженер-электрик согласен с коллегами, что счетчики общего учета, отвечающие всем техническим требованиям — это хорошо и правильно. Но при чем тут жильцы?

И здесь обнаруживается странное обстоятельство. В договоре о приватизации жилья указано, что граждане «приобретают право собственности на квартиру и — следим внимательно! — долю в праве собственности на общее имущество дома с момента государственной регистрации права собственности». То есть, согласно договору о приватизации жилья, собственник квартиры приобретает еще и право на часть общего имущества дома и, соответственно, согласно Гражданскому кодексу, обязан нести бремя его содержания. На этом-то и основана позиция тех, кто возлагает на жильцов расходы по установке приборов общего учета. Но посмотрим, что написано в «Свидетельстве о государственной регистрации права». Там, в разделе «Объект права», указано: «квартира». И никакой доли общего имущества дома. Иными словами, государство не признало жильцов собственниками общего имущества дома. И, значит, у них этого имущества нет, юридически оно для них — чужое. Соответственно, никакой обязанности нести бремя содержания чужого имущества у них быть не может.

Таким образом, все заботы по содержанию общего имущества любого многоквартирного дома обязана нести управляющая организация. Она же должна позаботиться и о своевременной установке надлежащего прибора общего учета. А если она этого не сделала — жильцы не виноваты и, согласно общим принципам гражданского права, никому ничего из-за чужого разгильдяйства платить не должны.

Двойная плата по двойным стандартам

Но установка приборов общего учета — тоже, оказывается, не панацея.

— За ноябрь наша семья истратила в своей квартире 108 киловатт-часов, а за ОДН по коллективному счетчику нам выставили счет на 83 с лишним киловатт-часа, — рассказывает житель девятиэтажки по улице Нестерова Дмитрий Сергеевич. — Я понимаю, что у нас дом с лифтом и насосом подкачки воды, но, как я думаю, расход электроэнергии на них уже ранее был включен в другие статьи коммунальных платежей, и эти статьи не уменьшены. То есть, получается, с нас хотят за одно и то же взять деньги два раза, да наверняка еще и «накруткой». Ведь в свое время чиновники публично, в газетах, заверяли, что с переходом на отдельную оплату ОДН сумма этого платежа будет составлять не более 20 процентов от оплаты электропотребления квартиры. А что выходит на деле? Поэтому в нашем доме уже собирают подписи под обращением в антимонопольную службу. Пусть там разберутся и восстановят справедливость.

— С давних времен расход электроэнергии на освещение подъездов и других мест общего пользования уже был включен в состав тарифов на техническое обслуживание жилого фонда, а теперь — на содержание и ремонт, — объясняет ведущий инженер АНО «Эксперт-НН», ранее работавший главным энергетиком ДЕЗ, Евгений Коротков. — И поэтому с введением отдельной оплаты ОДН эти тарифы, по справедливости, должны соразмерно уменьшиться. Но если заглянуть в счета на ЖКУ, такого уменьшения что-то не видно.

6 мая 2011 года вышло Постановление Правительства РФ № 354 «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов», согласно которому на жильцов теперь можно «законно» повесить весь «небаланс» — то есть разницу между электроэнергией, поступившей на дом в целом, и суммой ее расходов, которые оказалось возможным учесть по счетчикам или по расчетно-договорным показателям.

И какой после этого резон «Энерго­сбыту», управляющим и эксплуатирующим организациям заниматься энергосбережением, снижать потери в своих сетях, следить за рациональным расходованием энергоресурсов, а заодно и за тем, чтобы жулики не воровали электроэнергию и воду? И что делать жильцам? Самим следить, чтобы ДУКи, ДЕЗы и иже с ними не поселяли в подвалах дворников-гастарбайтеров с отоплением от электрокаминов (безо всяких, конечно, счетчиков) под вывеской «комнат отдыха персонала»? Устраивать облавы, побоища и кровавые разборки с соседями-жуликами?

Если советские энергосбыты и домоуправления, по крайней мере, на бумаге должны были следить за тем, чтобы не было такого воровства, то теперь им на это наплевать уже «по закону».

И напоследок еще одна зарисовка — от жительницы старого Канавина Ольги Григорьевны.

— У нас на первом этаже живет исключительно неблагополучная семья, — рассказывает она. — Ее и семьей-то назвать нельзя: многодетная мать-одиночка с малолетними детьми, многократно лишена родительских прав, ведет крайне сомнительный образ жизни. Раньше она просто воровала электроэнергию. Мы, в конце концов, при поддержке суда, добились, чтобы она поставила у себя в комнате счетчик, но за свет она все равно не платит. Долг — уже больше шести тысяч рублей. Сколько мы, соседи, ни обращались в «Энергосбыт» и в Канавинский ДУК — все отмахиваются. Теперь мы поняли, почему: они свое возьмут, но с нас! Обращались в прокуратуру — результат тоже нулевой.


Лев Лерман, электрик