Общество
№ 145 (1993), 21 декабря 2012 г.

Протезируемая глухота

Сейчас так пишут только чиновники министерства образования и люди, работающие в системе образования. Скоро так будут писать и мыслить все, кого будут пропустили через мясорубку ЕГЭ.?Так пишут люди, у которых буквально нет правой половины мозга. Но они об этом не подозревают.

Начнем с цитаты из Плана воспитательной работы — текст взят с сайта школы Нижегородской области.

«1. Целеполагание воспитания и структура управления воспитательным процессом.

1. Идеальная цель (идеал, к которому стремится школа): воспитание всесторонне и гармонично развитой личности, обладающей личностными качествами, которые могут быть востребованы сегодня и завтра, способствующие «вхождению» ребенка в социальную среду.

2. Результативная цель (протезируемый результат, выраженный в желаемом образе выпускника и который планируется достичь за определенный промежуток времени): развитие личности выпускника

основной школы с достаточно сформированным интеллектуальным, нравственным, коммуникативным, эстетическим и физическим потенциалом и на достаточном уровне, овладевшим практическими навыками и умениями, способами творческой деятельности, приемами и методами самопознания и саморазвития.

3. Процессуальная цель (проектное состояние воспитательного процесса, необходимое для формирования желаемых качеств выпускника): создание в школе благоприятной культурной среды развития личности ребенка, среды жизнедеятельности и способов самореализации в интеллектуальной, информационной, коммуникативной и рефлексивной культуре и оказание ему помощи в выборе ценностей…»

Кого и как можно привлечь за этот документ к ответственности? Хотя бы административной? Но лучше бы к уголовной. Школы набиты такими «директивами».

«Протезируемый» результат вместо прогнозируемого — это не опечатка, а глухота. Этическая, эстетическая, грамматическая — всесторонняя, глубокая. Это новый вариант «Молчать я вас спрашиваю!»

Этот «воспитательный план», эта — прости, Господи! — «структура управления воспитательным процессом» вывешена во всех школах, начиная с Москвы, и никто — видимо? — никто не должен удивиться и возразить?!

И даже просто подчеркнуть красным и исправить эти чудовищные формулировки? Никто не исправил, не поправил — почему? — так и висит на сайтах всех школ России! Почему не исправляют, не возмущаются, не возражают? Боятся? Тысячи, десятки тысяч учителей, завучи — почему они допускают это? Или сами не видят, не слышат, или «приказ есть приказ», выполняй, не рассуждая?!

Я отвечу — во всяком случае вариант ответа у меня есть.

За последнее десятилетие огромное количество учителей-словесников, именно тех, кто слышит и видит, ушли из школы. Не на пенсию. Просто ушли, не выдержав, — эта была для них единственная форма протеста.

Знаете ли вы, что каждую четверть надо предоставить отчетность о каждом «обучающемся» — о его «воспитуемости» и разных других его качествах — в процентах? Хорошо ли вы представляете себе, что такое тесты по русскому и литературе и как глубоко они, тесты, разрушают сознание, мышление, национальные основы мирочувствования детей и учителей? А знаете ли вы, что до последнего времени остаются люди и школы, их единицы, которые «тайком» учат по старым учебникам и по полным текстам классической литературы?..

Если нет, то вы многого не знаете о российских школах последнего десятилетия!

«Помощь в выборе ценностей…» Авторы этого текста сами нуждаются в помощи. Глухие люди не имеют права никого воспитывать и ничем руководить. Разве они могут «оказать помощь в выборе ценностей» нормальному живому ребёнку? Самая большая ценность — это язык, живой язык, живая речь — все остальные ценности мы передаём детям именно через язык и речь. Почему в министерстве образования нет филологов, словесников с опытом работы в школе, а не в «управлении»? Что это за вертикаль власти процентов, цифр, тестов, безграмотного нагромождения абстракций и канцелярской мертвечины?

Вот эта цитата, которую я привожу, — вот эти формулировки «плана» — вот этот «протезируемый результат» и «процессуальная цель» и есть катастрофа, разгром гуманитарного образования, о котором в своем обращении говорят единодушно филологи Учёного совета МГУ. И они абсолютно правы — руководство и авторы всех «директив» последних лет должны нести не просто ответственность, а наказание за свои деяния и слова.


Марина Кулакова,


филолог, преподаватель, писатель, автор проекта творческой модели образования-воспитания «ЖЭСТ: живая ЭстЭтика»