Политика
№ 28 (2023), 15 марта 2013 г.

Наш человек в Питере

Булавин несколько лет возглавлял нижегородское УФСБ. И есть ли в этом назначении политический момент? Не планируется ли Булавин через пару лет в наш же регион губернатором?

Наш человек в Питере
11 марта было объявлено о назначении полномочным представителем президента в Северо-Западном федеральном округе Владимира Булавина. И эта неместная новость интересна нижегородцам сразу по нескольким причинам.

Сразу отметим, что вряд ли у Булавина появятся губернаторские амбиции. Как раз наоборот. Видимо, экс-руководитель нижегородского УФСБ прочно задействован на контрольно-надзорных функциях, и исполнительная власть находится в стороне от него. Когда-то Булавина действительно прочили в губернаторы, но актуальность таких догадок теряется во времени года эдак три назад. Этап, когда разведчиков и контрразведчиков командировали в губернаторы, давно завершен и признан неудачным экспериментом.

Владимир Булавин получил пост полпреда не в Приволжском федеральном округе, а в Северо-Западном, который считается намного более престижным. Ведь тут располагается вторая столица России — Санкт-Петербург. И ничего странного в этом нет, сейчас руководителей принято назначать не по месту рождения, а подальше от родных пенатов. Кроме того, было бы политически неправильным назначать его руководителем округа в тот регион, откуда он уже несколько лет как уехал. Это может быть воспринято как реванш в отношениях с губернатором Валерием Шанцевым.

Ходит много легенд и слухов, как именно Владимир Булавин покинул Нижний Новгород, возглавив в Москве Национальный антитеррористический центр. Есть версия, что его отъезд был обусловлен ролью Булавина при губернаторах Немцове, Склярове и Ходыреве.

Ветераны нижегородской элиты вспоминают, что при Булавине в регионе существовал так называемый генеральский клуб, куда входили не только силовики, но и промышленники, бизнесмены. Эта неформальная структура, которой руководил Булавин, не только выполняла функцию противовесов всемогущему губернатору, но и помогала ему в каких-то вопросах.

Говорят, что генеральский клуб гасил некоторые конфликты в элитной среде. Если кого-то придавливал губернатор, то его просили внимательнее рассмотреть вопрос с уважаемым предпринимателем. Если кого-то придавливали силовики, то глава региона мог попросить внимательнее рассмотреть и этот вопрос.

Говорят что Булавин, имея свои симпатии и антипатии, часто объективно решал проблемы. Именно порядочность делала его неформальным лидером в генеральском клубе. Отсюда и истоки о его предполагаемом потенциальном губернаторстве.

Дабы не сложилось идеалистического представления о Булавине, мы можем сказать, что он был вовлечен в борьбу полпреда президента в ПФО Сергея Кириенко и спикера регионального парламента Евгения Люлина против губернатора Ходырева.

Следствие тогда действовало совместно с УФСБ против советника губернатора Переверзева и супруги Ходырева, которая занимала пост начальника управления общественных связей правительства Нижегородской области. Тогда тщательно изучались бизнес-связи Гули Тепляковой, чтобы этим ослабить позиции губернатора Ходырева.

Понятно, что при губернаторе Шанцеве на Булавина смотрели настороженно. А как же иначе, если там уже попробовали губернаторской крови? Поэтому Шанцева и Булавина развели по разным углам: один оказался в Нижнем Новгороде, а второй — в Москве. Так два медведя не оказались в одной берлоге.

Интересно, что по Нижнему Нов­горо­ду распространяются слухи о замене начальника УВД по Нижегородской области. Есть мнение, что замена силовиков обычно предшествует серьезным политическими переменам. Как будет в реальности — неизвестно. Замены силовиков в 2006 году, в том числе и Булавина, позиции Шанцева укрепили основательно.