Культурный слой
№ 102 (2243), 12 сентября 2014 г.

Среднестатистический ансамбль из «Легавой»

Среднестатистический ансамбль из «Легавой»
Не так давно мы писали о группе Chkalov в связи с их печальным сотрудничеством с американским продюсером Моргуновым. И уже сейчас музыканты дали новый повод вспомнить о них. Только что «чкаловы» снялись в новом сериале «Легавая», съемки которого проходили в Нижнем. К тому же в ленте прозвучит несколько их вещей.

Сам сериал, понятно, «ментовский» — детективно-комедийная истории о молодой начальнице отделения, присланной из столицы в провинцию.

— Какие именно песни «Чкалова» отобраны для «Легавой»? — интересуюсь у Данилы Чирьева, мотора группы.

— Прозвучат фрагменты трех песен — «На балконе», инструментальная часть из «Спасибо печени» и небольшой кусок из кавера на Funk Soul Brother проекта Fatboy Slim, а точнее основная музыкальная тема, сочиненная для этого кавера нашим баянистом, по сути, авторский кусок. От Фэтбоя Слима там ничего не осталось, так что напрягов по авторским правам быть не должно. Этот фрагмент мы играем на дискотеке в кабаке, где завязывается основная сюжетная линия, а два предыдущих — на свадьбе, где формируется главная интрига всего сериала — убийство. Мы играем ресторанных лабухов, и под нашу песню «На балконе» молодые танцуют свой первый танец, а под «Спасибо печени» разгорается свадебная драка.

— Сколько дней вы провели на съемочной площадке?

— Два дня. Вернее, полночи и 12-часовой съемочный день. Впечатления потрясающие. По рельсам все время ездит дрезина, на ней зенитная установка с «наводчиком», и «зенитчик» всё время в тебя целится, бесконечно ругаясь с режиссером. Иногда в битву вступает звукорежиссер, и достается им обоим. Еще по залу ходит очень строгая женщина с короткой стрижкой и рацией и командует, кому что делать. Случается, на артистов кричит. И те слушаются, как дети. Но к музыкантам она дышала неровно и всякий раз отпускала проветриться, как только «зенитчик» решал поменять план. Отдельного рассказа достойна массовка. Ощущение, что попал на реальную свадьбу, настолько стопроцентное попадание. Кого тут только не было — и сутулый дядя в несуразных очках с перхотью, и его якобы жена, розовая толстушка с дурацкой химией, и пьяные кунаки жениха с выехавшими из брюк рубашками, и их длинноногие крепдешиновые подруги. Был, конечно, и «богатый родственник с Севера» — здоровенный детина с красной мордой лет пятидесяти пяти, каковые обычно пьют на свадьбах ведрами и не пьянеют, и от которых обычно дико разит чесноком. Стоя на сцене, я явственно чувствовал и этот чесночный смрад, и водочный перегар вперемешку с женскими духами, и запах подгоревшего мяса — хотя на самом деле на столах была бутафорская еда и в бутылки налита крашеная вода. Аплодирую тем, кто отвечал за набор массовки.

— Насколько я знаю, музыкальным руководителем сериала выступает наш бывший земляк — композитор Евгений Скрипкин…

— Он «Легавой» сочинил песню. Попсовую, даже отчасти дворовую. Но написана с присущей почти всем Женькиным творениям изрядным чувством юмора. Не могу сказать, что песня меня поразила, но во время съемок весь стафф и вся массовка просто писали от нее кипятком. По окончании второго съемочного дня мы дали прямо на площадке небольшой концертик, где сыграли Женькину песню на бис аж дважды! Усталость от съемочного марафона как рукой сняло. Актеры, ассистенты, реквизиторы, костюмеры — все высыпали к сцене и смиксовались в едином рефрене женькиного кинохита. Я до сих пор не могу понять, что такого все эти люди услышали в этой вполне тривиальной частушке и отчего такие частушки не умею писать я?

— Но ты же должен был заметить, что сегодня как раз частушки и продаются…

— Назвав песню частушкой, я ни в коем случае не имел в виду главенство текста над музыкой. Песня Скрипкина — это стилизация под дворовую песню, но спетую под аккомпанемент среднестатистического ансамбля. Впрочем, у нашего «среднестатистического ансамбля» все-таки вылезла, как шило из мешка, одна неистребимая особенность: красивая, умная баянная партия. Ну и моя манера пения, которую, я уверен, «чкаловские» поклонники сразу узнают, несмотря на околодворовое шутовство…

— Так значит песню Скрипкина записывала твоя группа?

— Спустя пару недель после съемок Скрипкин накидал нехитрую аранжировку, и мы с нашим баянистом Серёгой Ульянычевым в домашнюю студию Алексея Баскакова. И за пару часов записали вокальные и баянные партии. Скрипкин сам продюсировал трекинг. В течение записи храбро сожрали килограммовый торт-мороженое и выпили у Баскакова весь чай. Кстати, записывать вокал под руководством Скрипкина — труд ещё тот! Сделали дублей по сорок и куплета, и припева. Скрипкин был строг и местами даже вреден, но у микрофона в тот момент стоял воробей из стрелянного десятка, так что все получилось супер, без лишних нервов и пыли.

— Строг, говоришь, был?

— Таким, наверное, и должен быть продюсер. Строг был в части исполнительских эмоций. Требовал все время «петь с улыбкой» и брать первую ноту в припеве в соответствии с современными канонами звучания попсовой песни. Я старался делать все, как он велел, и на тридцатом дубле у меня стало наконец получаться. После этого мы спели еще раз десять для закрепления успеха, и теперь у Женьки есть, из чего нарезать…

— Был ли заключен договор? Будешь ли получать роялти с прокрутки в сериале твоих вещей? Надеюсь, это не тайна…

— Нет, не секрет. Нам платить никто ничего не собирается. Был разговор по телефону с директором картины. Я спросил, причитается ли нам хоть что-то за нашу работу. Тот весь разговор чего-то жевал — то ли ел, то ли просто злился — и всю дорогу наезжал на нас за нашу беспримерную наглость просить денег. Он был уверен, что в Нижнем найдется банда, готовая работать «за пиар». Правда, в итоге сказал, что все-таки даст что-нибудь. Тем более, что подписание договоров на использование нашей музыки и наших физиономий впереди.

— А ты сам предложил песни «На балконе» и «Спасибо печени», или материал отбирал режиссер?

— Он посмотрел в интернете наши видосы и решил, что именно такой коллектив ему и нужен. Живой, веселый, перченый. И не важно, что он будет играть. Главное — энергетика. А песни мы выбирали вместе прямо на съемках. Нужно было сыграть что-то под первый танец жениха и невесты, и мы предложили несколько своих вещей на выбор, сыграв фрагменты из них прямо живьем.

— Ты сам сериалы смотришь?

— Не смотрю. Но теперь наши песни окажутся в поле зрения двадцати миллионов потенциальных зрителей, и этот факт не может не радовать, несмотря даже на осознание того, что среди них вряд ли окажутся ценители БГ, Ван Гога и Тарковского…