Среда обитания
№ 9 (2296), 30 января 2015 г.

Презумпция сохранения

У старого города не осталось шансов

Презумпция сохранения

Фото Анастасии Макарычевой

Иногда иногородние друзья спрашивают, могу ли я им показать старый центр Нижнего Новгорода с его духом старины. Я предлагаю приехать и полистать альбом с фотографиями Дмитриева, потому что джинн нашего города улетучился — его хрупкую лампу раздавили бульдозеры застройщиков.

Нравится мне одна затея в социальных сетях: кто-то вкладывает изображение нижегородских улиц XIX века, а сообщество яростно ставит «лайк» и отгадывает, где был сделан кадр. Сидишь, смотришь в ноутбук и жалеешь, что никому не пришло в голову подарить городу презумпцию сохранения. И настроение меняется от желания материться вслух до тихого «Эх!» Потому что Нижний Новгород — безусловно, город с изюминкой. Был. Я вижу это даже по советским фотографиям. Где теперь те балкончики, флюгеры, резные наличники, карнизы, лепнина, бельведеры, литые козырьки подъездов и аутентичные дворики?

Сейчас наш город — как булка без изюма. Его выковыряли, оставив нам крошево истории и жесть синих заборов. Многовековой город-миллионник, чей кремль забит чиновниками и их автомобилями, а старые улочки — имплантатами строек. Все, что плоть от плоти этого города, не имеет шанса.

Лежит в Сети такой документ, как «Адресный перечень ветхих домов, планируемых к сносу и реконструкции до 2015 года». На слово «реконструкция» можете внимание не обращать — речь, как правило, идет именно о сносе и дальнейшем «развитии территории», после чего мы перестаем узнавать свой город. Для градозащитников — абсолютно похоронный список, расстрельный, сводка о потерях. А для кентавра власти и бизнеса — чудесное меню. Прямо как в приличной ресторации после Рождественского поста: и поросенок с хреном, и расстегайчики под уху стерляжью на шампанском, и филейчики из куропаток с трюфелями. И только слышен скрежет ножей, звон вилок и треск челюстных суставов — делят, кушают-с. Хотите с бельведерчиком? А не подать ли вам с карнизами? Или вот с балкончиком, тоже ничего. А вот тут если среди двухэтажных халуп позапрошлого века нормальную семнадцатиэтажку воткнуть, то и окупится неплохо, и кремль как на ладони!

Скандальные сносы зданий, претендующих на звание объектов культурного наследия, взбудоражившие общественность в 2013-2014 годах, могут оказаться для центра Нижнего Новгорода лишь цветочками. Власти города планируют в 2015 году снести более трех сотен домов, весомая часть которых формирует исторический облик «Старого Нижнего»

Власти не стесняясь озвучивают аппетиты — в городе 339 «аварийных, развалившихся домов, которые не только уродуют своим видом эстетический облик Нижнего Новгорода, но и опасны для проходящих мимо людей». Интересно, что если дом опасен для пешеходов окраин Сормовского или Автозаводского районов, то это не так страшно. Я бы даже сказала, вообще не страшно. Там вполне могут потерпеть и те, кто живет в нечеловеческих условиях, и те, кто ходит с риском получить по голове куском фасада. А если такая картина на Ильинской, Ошарской, Малой Ямской и Гоголя — это невозможно терпеть. Не менее интересно, что строящиеся стеклобетонные гиганты смотрятся, мягко говоря, неорганично — примерно как упавшие из космоса метеоритные камни. Мне иногда кажется, что именно с них и срисовывают архитекторы внешний облик своих шедевров. И ничего, что этот камень будет лежать не в пустыне, а на живой ткани города.

Помните голубого воришку по имени Александр Яковлевич из бессмертного творения Ильфа и Петрова? Он воровал в старушечьей богадельне, которую возглавлял, кормил родных «сирот» и очень стыдился происходящего. Есть ощущение, что местному «кентавру» власти и бизнеса тоже стыдно. Как Альхену. Потому что сносы происходят по ночам, в выходные и праздничные дни. Снес руками застройщика — как украл.

Впрочем, как и подписание судьбоносных для целых кварталов документов. Например, активистка «СпасГрада» Анна Давыдова отмечает на своей странице в соцсети, что постановление о зачистке участка в границах улиц Малой Ямской, Шевченко, Третьей Ямской и Горького было подписано 31 декабря 2014 года. Наверное, хорошо пошло прямо под новогодние расстегайчики. Ну а торги пройдут уже в феврале. Начальная цена на право заключить договор составляет 149,433 млн рублей — ровно столько стоит кусок старого города. И ничего, что почти все стираемые в строительную пыль улицы в центре входят в границы исторической территории «Старый Нижний Новгород». Под бульдозер идут и откровенные гнилушки, которые то и дело упоминаются в начальственных речах, и дома с признаками объектов культурного наследия, говорить о которых властям не интересно.

Любопытно, в кресле у зубного врача эти люди тоже быстренько принимают решение удалять кариесный зуб, а не лечить его несмотря на все достижения современной стоматологии? Вот вряд ли. Также вряд ли душа болит о людях, которые живут в столетних домах без ванной комнаты и теплого клозета. Потому что с таким человеколюбием можно было бы смело заниматься переселением граждан в квартиры с удобствами без всяких сносов.

И все доводы градозащитников и архитекторов, которые не рисуют жилых и торгово-развлекательных метеоритных камней, о том, что в мире и в России есть примеры разумного сохранения исторических кварталов, разбиваются о надрывное чиновничье беспокойство об обеспечении граждан унитазами. Мол, нечего старье лелеять — люди без клозетов же! И хотя до того же Ульяновска с его квартальчиками в центре и интереснейшим опытом ехать не так уж далеко, власти упорствуют. Помнится, в 1774 году назад из Симбирска в наши края выехала телега с клеткой, в которой сидел человек со стальным ошейником на цепи. Пора открывать обратный рейс. Заодно страну посмотрят.