Экономика
№ 69 (2354), 3 июля 2015 г.

Этюды оптимизма

Этюды оптимизма

Фото Анастасии Макарычевой

«Этюды оптимизма» — так назвал свою книгу великий русский биолог и иммунолог Илья Ильич Мечников, лауреат Нобелевской премии (1908) по медицине. Речь в этой во многом биографической книге идёт о жизни и смерти, о старении и сохранении активности, о тех пограничных состояниях человека, напрямую зависящих от его психологического и эмоционального состояния, а также от внешнего окружения.

Если расширить основные постулаты Мечникова до размеров государства и общества, то, по большому счёту, здоровье нации и страны также во многом зависит от тех же биоэнергетических параметров. Грубо говоря, если люди каждый день видят брошенные пашни, заросшие березняком, и разрушенные фермы или корпуса заводов, то их биохимическая энергия будет стремиться к нулю.

И наоборот.

Возможно, мои наблюдения за состоянием российской промышленности и аналогии её с книгой Мечникова весьма произвольны, а кому-то покажутся и надуманными. Тем не менее, каждое знакомство с успешно работающим предприятием, выпускающим важную народнохозяйственную продукцию, имеющим высокую рентабельность, вызывает волну реального оптимизма, и, одновременно, четко указывает на единственно возможную траекторию пути России в перспективное будущее.

По-настоящему удачны у нас в области лишь предприятия нефтехимического комплекса. Откровенно радуют взор все эти бесчисленные трубопроводы, высоченные ректификационные колонны, реакторы, скрубберы и прочие аппараты, в которых идут сложные процессы по воле оператора, обученного и знающего дело. Приятно сознавать, что абсолютное большинство работников химически опасных предприятий отдают себе строжайший отчёт, что от их работы зависит безопасность сотен жизней людей, живущих в ближайших городах и посёлках. Каждый рабочий и инженерно-технический работник знает свое место, играет ту роль, что предписана ему регламентом.

На этих предприятиях царит её величество дисциплина. Создатель Сингапурского чуда Ли Куан Ю говорил о политической системе в стране так: «У нас не демократия, у нас — дисциплина». И его, и руководство химических предприятий можно легко понять: без дисциплины наломаешь много дров.

С дисциплиной, уровнем технологии и аппаратного оформления тесно связаны вопросы экологической безопасности. Недаром девизом ООО «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез» (Кстово) служит фраза «Экология — наша технология». То есть без постоянного совершенствования технологического процесса не достичь высокой безопасности, как для природы, так и для людей.

Руководство «Лукойла» регулярно собирает представителей общественности и СМИ, чтобы рассказать о работе в этом направлении. Осенью прошлого года «Лукойл» знакомил нас с реконструкцией очистных сооружений канализации, находящихся в их хозяйственном ведении. За счёт строительства станций флотационной и сорбционной очистки, а также установки дисковых фильтров, стала возможной переработка сточных вод с «Русвинила», пущенного в сентябре 2014 года завода по производству поливинилхлорида (ПВХ) и каустической соды. Это достойный пример удачной кооперации, столь нужной ныне, двух химических гигантов: один платит, другой строит, не плодя отдельных натуральных хозяйств.

В июне текущего года «Лукойл» доложил СМИ о планах по обеспечению экологической безопасности в связи с предстоящим пуском нового комплекса каталитического крекинга (ККК-2), намечаемым на начало июля. На этом комплексе будет производиться бензин по спецификации Евро-5, такой, что обеспечивает «чистый выхлоп» без оксидов серы и сгорания ароматических углеводородов с образованием канцерогенного бензпирена.

Построен блок отпарки кислой воды стоимостью 5,5 миллиарда рублей, который исключит сверхнормативное загрязнение сточных вод после биологических очистных сооружений

Может показаться несколько обескураживающим факт уменьшения количества перерабатываемой нефти с 17 миллионов тонн в год до 15 миллионов с пуском дополнительного ККК-2. Наоборот, должно бы увеличиться, но кстовский «Лукойл» будет вместо сырой нефти перерабатывать полуфабрикат вакуумный газойль из Ухты. Для чего построена новая сливная эстакада на 60 цистерн, хотя, казалось бы, что получать нефть по трубам дешевле, чем возить полуфабрикат в цистернах по железной дороге, платя маржу РЖД. Однако все тонкости этой схемы автору неизвестны. Главное, чтобы как можно больше нефти перерабатывалось на территории России, а не качалась бы она сырой за бугор.

Пуск нового ККК-2 увеличит выпуск бензинов на 1,1 миллиона тонн в год, и весь он будет соответствовать стандарту Евро-5. Объём инвестиций в ККК-2 составил 32,1 миллиарда рублей, что при ежегодном доходе в 6,3 миллиарда обеспечит окупаемость уже через пять лет. Если вспомнить политэкономию социализма, то этот срок очень и очень неплох.

Несмотря на увеличение выпуска бензина и уменьшение переработки сырой нефти, удельное количество выбросов на одну тонну переработанной нефти в атмосферный воздух уменьшилось относительно 2002 года почти в три раза. Выбросы диоксида серы с 2010 года сократились на 1,1 тысячи тонн в год и сейчас они не увеличатся из-за пуска ККК-2, так как построен блок доочистки дымовых газов. Он предотвратит выбросы окислов серы и обеспечит получение товарного сульфата натрия (технического).

Кроме всего прочего, построен блок отпарки кислой воды стоимостью 5,5 миллиарда рублей, который исключит сверхнормативное загрязнение сточных вод после биологических очистных сооружений.

Всё это прекрасно.

Тронула такая подробность: экскурсию по заводу проводил генеральный директор ООО «Лукойл-Нижегород­нефтеоргсинтез» Алексей Коваленко, являющийся одновременно главой города Кстово.

Его рассказ невольно пролил ясность (хотя бы для автора этих строк), отчего цена на солярку (дизельное топливо) сравнима с ценой на самый лучший бензин марки Евро-5. Тогда как лет 10-15 назад один литр дизельного топлива стоил раза в два дешевле литра бензина. Оказывается, подавляющее количество производимой солярки гонят по трубопроводу в Приморск Ленинградской области, откуда она танкерами уходит за границу. Ведь широко известно, что на одном литре качественной солярки можно проехать расстояние вдвое большее, чем на бензине.

Недостаток солярки в стране стал одной из причин упадка дизелестроения в РФ, для подъёма которого правительство выпустило постановление №336 о создании дизельных двигателей нового поколения.

Да, без ложки дегтя в России не обходится ни одна бочка меда. И как же ответные санкции России против западных стран, куда сейчас уходит солярка? Или капитал действительно не имеет границ и первичен, а политика и национальные интересы вторичны?